«У меня ВИЧ и это — не приговор»

Амина из Таджикистана живет с ВИЧ девять лет

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

В ее воспоминаниях жизнь делится на до и после выявления ВИЧ. И, как ни странно, после – не приговор, не трагедия, не конец, если принимать терапию.

С 29-летней Аминой (имя изменено) мы встретились в одной из кофеен в Душанбе, Таджикистан. Она пришла на встречу после работы запыхавшаяся, боялась опоздать. Приятная внешность, здоровый румянец на щеках, волосы, выбивающиеся прядью из-под аккуратно повязанного платочка, белоснежные зубы. Про таких говорят «пышет здоровьем».

Медленно попивая кофе, она рассказывает свою историю. Амина живет с ВИЧ уже девять лет и нисколько не стесняется своего статуса. Она уверена, что человек с таким диагнозом, как у нее, может жить так же, как с каким-нибудь хроническим заболеванием. Главное вовремя принимать антиретровирусную (АРВ) терапию и проверяться у врача.

Пламя, больница, переливания крови..

В 2007 году она вышла замуж за своего дальнего родственника. Вернее, как это часто бывает в таджикских семьях, ее выдали замуж родители.

«Так получилось, что двух моих сестер выдали замуж за родственников моего отца, и чтобы выровнять «баланс», меня выдали за родственника матери. Тяжело мне было. Мы жили в доме родителей мужа. С нами жили и три золовки, которые после развода переехали в родительский дом. О спокойствии можно было только мечтать», — рассказывает Амина.

Бывало, что девушка становилась объектом мести золовок из-за ссор ее мужа со своими сестрами. Однажды, после очередной такой ссоры, Амина развела костер во дворе и готовила еду в большом котле. У нее тогда уже был годовалый ребенок и она ждала второго малыша. Девушка подбрасывала хворост, чтобы огонь разгорался сильнее, как вдруг сзади кто-то подошел и толкнул ее прямо в пламя…

Очнулась Амина в больничной палате через несколько дней. Тело невыносимо болело – у нее было 40% ожогов. Впереди было два месяца госпитализации, лечение, потеря ребенка, расспросы следователей и много процедур переливания крови. Как оказалось, ее толкнула в огонь одна из золовок.

Прошло несколько месяцев, телесные и душевные раны затянулись, Амина вновь забеременела. Как и все будущие роженицы, она сдала все анализы, в том числе на ВИЧ. Положительный тест. Тревога. Отчаяние. Страх. Девушка не знала, что делать. С ней поговорили опытные психологи СПИД-центра, объяснили, что это не конец, что нужно принимать лечение и можно вести обычный образ жизни при соблюдении некоторых условий.

«У тебя ВИЧ и ты умрешь через полгода»

А вот с мужем разговор оказался тяжелым.

«Он проверился тоже и тест оказался отрицательным. Винил меня во всех грехах. Сказал, что раз у меня ВИЧ, то я умру через полгода. Что ему не нужны ни я, ни ребенок. Вскоре родился второй сын, но это не укрепило наш брак. Мы расстались. Мои оба малыша ВИЧ-отрицательные», — продолжает Амина. Она считает, что заразилась во время переливания крови в больнице.

«После постановки диагноза можно и нужно продолжать жить, — говорит женщина сейчас. А тогда она столкнулась с одиночеством и безысходностью. Единственным утешением для нее были дети, ради них она и боролась за жизнь. — Я уже пять лет принимаю АРВ-терапию. Это несколько препаратов, каждый из которых влияет на какой-либо этап цикла размножения ВИЧ. Иными словами, в процессе терапии вирус перестаёт размножаться в клетках иммунной системы человека».

Построить дом и встретить любовь

Стать сильной и поверить в себя ей помогла местная организация, работающая с ВИЧ-положительными женщинами. Сейчас Амина – аутрич-работник этой организации и теперь сама помогает женщинам, у которых диагностирован ВИЧ, преодолеть депрессию и страх. У нее подрастают два прекрасных сына. Один учится в третьем, другой – в первом классе.

«И, на удивление моего бывшего мужа, я не умерла, хотя прошло уже девять лет», — говорит она с улыбкой. — Того, что я зарабатываю, на жизнь хватает. Боюсь, что будет, если свернут проект. Сейчас же везде кризис. Можно было бы поехать на заработки в Россию, но там обязательный тест на ВИЧ при трудоустройстве и мне грозит депортация».

«А о чем ты мечтаешь?», — спрашиваю.

«Стою в очереди за землей, хочу получить землю и построить дом для своих детей, — отвечает Амина. Сейчас она живет у своей матери, под одной крышей живет и семья брата. — Все они уже хорошо информированы о ВИЧ, знают о путях передачи, поэтому спокойно обнимаются со мной, не боятся есть из одной большой тарелки, а жена брата иногда оставляет своих детей, чтобы я присмотрела за ними».

Еще Амина мечтает встретить свою любовь и создать семью. Эта сильная, уверенная в себе девушка может быть примером для многих ВИЧ-положительных людей.

No Comments

Post a Comment