Искусственное дыхание: победит ли Россия туберкулез к 2030 году

В 2016 году от туберкулеза в мире умерло 1,3 миллионов человек. В том же году в мире туберкулезом заболело 10,4 миллиона человек

Автор: Анастасия Петрова, Россия

24 марта — Всемирный день борьбы с туберкулезом (ТБ). Это заболевание стоит на девятом месте среди причин смертности в мире. Россия входит в тройку стран, с наибольшей распространенностью устойчивых форм. В конце прошлого года, на Первой Глобальной Министерской конференции ВОЗ по туберкулезу в Москве министр здравоохранения Росийской Федерации Вероника Скворцова зявила о том, что Россия, поддерживая цель мирового сообщества, хочет победить этот недуг к 2030 году. Эксперты рассуждают о том, насколько эта задача реалистична.

Лечить не выгодно

Туберкулез называют биосоциальным заболеванием, так как наибольшему риску заражения подвержены люди из социально незащищенных слоев общества. Наиболее поражены жители стран с низким и средним уровнем дохода: Индия, Индонезия, Китай, Нигерия, Пакистан, Филиппины и Южная Африка. Страны не могут закупить лекарства по высокой цене и, по оценке специалистов по доступу к лечению, фармкомпаниям не выгодно финансировать производство лекарств, которые не принесут им достаточно прибыли. Поэтому разработка и внедрение новых средств лечения затруднены. Отсутствие инновационных препаратов приводит к развитию лекарственно-устойчивой формы туберкулеза, угроза которой продолжает расти.

В 2016 году от туберкулеза в мире умерло 1,3 миллионов человек. В том же году в мире туберкулезом заболело 10,4 миллиона человек.

Устойчивая угроза

Показатель заболеваемости ТБ в России составляет 58,44 на 100 000 человек. С одной стороны, смертность от туберкулеза в стране неуклонно падает с 2005 года (за исключением уязвимых групп). По данным ВОЗ, в 2016 году она составила 8,2 на 100 тысяч населения в год (по сравнению с 16 случаями в 2011 году). С другой стороны, эксперты ВОЗ выделяют две очень серьезные проблемы в Российской Федерации: рост заболеваемости туберкулезом в группе людей, живущих с ВИЧ, а также широкая распространенность устойчивых к лечению форм – туберкулеза широкой лекарственной устойчивости (ШЛУ-ТБ), мультирезистентной формы туберкулеза (МЛУ-ТБ), и формы, устойчивой к рифампицину (RR-ТБ).

По данным ВОЗ, Россия входит в тройку лидеров по заболеваемости туберкулезом с широкой и абсолютной лекарственной устойчивостью, пропуская вперед только Индию и Китай. В 2016 году в России доля новых случаев заражения МЛУ-ТБ составила 27%, а среди повторных случаев заражения – 65%. Это значит, что для огромного количества людей эффективного лечения сейчас не существует. При широкой лекарственной устойчивости поправляются лишь 31% заболевших. Проблема появления устойчивой формы связана, прежде всего, с прерыванием лечения. Основной причиной «схода» с лечения является отсутствие социальной поддержки пациентов.

«Пациентов нужно не только лечить, но и обеспечить всесторонней социальной помощью. Лечение длительное и тяжелое, занимает больше года. Это приводит к тому, что многие теряют работу. Если нет средств к существованию, пациентам приходится бросать лечение и идти работать. Особенно ситуация осложняется наличием маленьких детей, — комментирует член Евразийской сети людей, перенесших туберкулез, TBpeople Светлана Просвирина. — Такие сходы крайне опасны, ведь выжившие после неоконченного лечения палочки адаптируются к лекарствам, что способствует эволюции туберкулеза в МЛУ-ТБ и ШЛУ-ТБ».

Лечение ВИЧ-положительных низкое

Эксперты сходятся во мнении, что для преодоления проблемы туберкулеза к 2030 году, государству необходимо принять меры для борьбы с устойчивыми формами и создавать условия для того, чтобы пациенты не бросали лечение

Туберкулез – основное СПИД-индикаторное заболевание и ведущая причина смертности людей, живущих с вирусом иммунодефицита. Риск ко-инфекции связан со сниженным иммунитетом пациентов с ВИЧ, для стабилизации которого необходим постоянный прием антиретровирусной терапии (АРТ). Вместе с тем, охват лечением ВИЧ-положительных в России остается катастрофически низким. По данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, в 2017 году он составил всего 35,5%.

В сложном положении находятся и люди, употребляющие наркотики. Активисты в сфере борьбы с туберкулезом отмечают, что туберкулезные диспансеры зачастую не имеют в штате нарколога, а порой и лицензии на оказание помощи людям, страдающим от абстинентного синдрома (группы симптомов различного сочетания и степени тяжести, возникающих при полном прекращении приема психоактивного вещества, либо снижении его дозы после неоднократного, обычно длительного и/или в высоких дозах употребления – прим. ред.). Эти симптомы заставляют пациентов отказываться от продолжения лечения, что приводит не только к формированию устойчивости, но и создает предпосылки для дальнейшей передачи заболевания.

Победа до 2030 года

Эксперты сходятся во мнении, что для преодоления проблемы туберкулеза к 2030 году, государству необходимо принять меры для борьбы с устойчивыми формами и создавать условия для того, чтобы пациенты не бросали лечение.

«Всесторонняя поддержка незащищенных групп населения, включая самих пациентов, необходимы для предупреждения распространения туберкулезной палочки», — говорит активистка, член координационного совете сети TBpeople Ксениня Щенина.

Следуя выводам Российского Механизма Мониторинга Реформы Наркополитики, важным условием для преодоления проблемы является и пересмотр российской наркополитики в соответствии с принципом «Поддержка вместо наказания». По мнению экспертов, стране необходимо срочно принять рекомендации многочисленных органов системы ООН по вопросу наркотиков и ВИЧ. Только при соблюдении этих условий цель победы над туберкулезом к 2030 году станет более реалистичной.

No Comments

Post a Comment