К награде – через ВИЧ и тюрьму

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

У Тамар небольшой собственный домик в Тбилиси. Мы сидим в крошечной комнате этого дома, украшенной цветными воздушными шариками с детского праздника. Все двери открыты настежь и из зеленого дворика доносится аромат сирени. Тамо рассказывает о своей неспокойной жизни – о троих детях и тюремном заключении, о работе и ВИЧ, с которым она живёт уже несколько лет.

Тамар Гахокидзе – социальный работник в НПО «Гепа плюс». Она помогает ВИЧ-позитивным людям и людям с наркозависимостью. В прошлом году она получила награду имени сестёр Фриды и Эдиты (для тех, кто работает на уровне сообществ на национальном и международном уровнях в Армении, Грузии, Азербайджане, Беларуси, Молдове, России и Украине – прим. авт.) за лидерство социальной активности, которая улучшает качество жизни ключевых групп населения и вдохновляет других людей быть социально активными.

Вне зоне доступа к АРВ

В 2004 году Тамо оказалась в женской колонии. При стычке с подвыпившем мужем, она непреднамеренно лишила его жизни. Эта трагедия изменила всю её жизнь. После четырех лет тюремного заключения она узнала, что ВИЧ-позитивна. Результат анализа на ВИЧ в колонию привёз сотрудник информационного медико-психологического центра «Танадгома». Тамо думала, что это розыгрыш. Сначала не могла поверить и когда в который раз её спросили, поняла ли она какой у неё диагноз, чётко ответила: «Нет!» Врач сказал Тамо, что она может сохранять в тайне информацию о своём состоянии здоровья, но она решила это не скрывать.

Что случилась, как и где заразилась – эти мысли не давали покоя. В женской колонии у Тамо дважды был риск инфицироваться – удаление аппендикса и удаление зуба в тюремной больнице. Тамо считает, что причиной инфицирования стала небрежность врача, который использовал нестерилизованные медицинские инструменты.

Позже в тюрьме Тамо попросила стоматолога выделить ей отдельную коробочку, где хранились бы её личные медицинские инструменты.

«Таким способом я оградилась от других женщин. Так мне было спокойнее, ведь я точно знала, что и другие могли оказаться на моём месте. Я не выходила из кабинета врача до тех пор, пока тот не стерилизовал мои интрументы», — говорит женщина.

В те годы в колонии было более 1500 женщин. После того, как Тамо объявили, что она ВИЧ-позитивна, женщины сторонились её. Её боялись и врачи: дантист отказался лечить, другой врач, у которого она попросила витамины, ответил, чтобы она не подходила к нему. Дискриминация продолжалась и вне тюрьмы, когда Тамо рожала ребенка. Не очень везло и с работодателями – о том, что Тамар бывшая заключенная и у неё проблемы со здоровьем, знали все.

Несмотря на преграды, Тамо стала одной из первых женщин в Грузии, которая открыто сообщила всем, что живет с ВИЧ. Она призвала ВИЧ-позитивных женщин не боятся и рожать, говорила о том, что они могут иметь здоровых детей и сама была примером. Будучи ВИЧ-позитивной, Тамар родила двух здоровых детей.

Решать проблемы – говорить о них

После восьмилетнего тюремного заключения Тамо хочет разобраться что же с ней произошло.

«Я собрала все нужные документы, хочу обратиться в суд и узнать правду о том, почему я, будучи ифицированна в тюрьме не по своей вине, намеренно не получала медицинскую помощь? Помню, когда я сломала ногу и по этой простой причине немедленно состоялась телефонограмма, комиссия и даже приехали следователи. Так почему никто не обратил внимания на на меня тогда, когда моей жизни угрожала реальная опасность?» — спрашивает женщина.

По словам Тамо, в то время лечение должны были проходить все, у кого было CD4 ниже 350 клеток. Она же лечения не получала. Женщина показывает свою медицинскую форму, где указанно, что у нее был и кризис и низкие показатели CD4 — 51, 90, 106, 136…

Сейчас Тамо уверена, что сообщество ВИЧ-позитивных людей сможет решат любые проблемы, если будет открыто говорить об них.

«У меня нулевая вирусная нагрузка. Я живу, как все и хочу жить дальше», – говорит она.

Тамар вспоминает, что не опускала рук даже тогда, когда боялась своего статуса.

«Я плакала каждый день и мне казалась, что может быть это мои последние часы жизни. Со мной рядом никого не было, кто бы мог просто поговорить и успокоить меня, но я все преодолела. Я мечтала увидеть сирень моего двора и теперь я не только вижу её, но и чувствую ее аромат. А еще со мной мои любимые дети, родители и друзья!» – говорит Тамо.

No Comments

Post a Comment