Грузия: проблемы под верхушкой айсберга

Лаша Твалиашвили, исполнительный директор организации ВИЧ-положительных людей «Реальные люди, реальное виденье»

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

Пришедший в клинику мужчина средних лет объясняет дантисту, что ВИЧ-инфицирован. Дантист отказывается от обслуживания пациента. По правилах, все инструменты врач должен стерилизовать и пациент вовсе не обязан рассказывать о своём диагнозе, но он просто честен и за это «наказан» дантистом. Мужчина спрашивает у врача, что же ему делать дальше, к кому обратиться. Врач отвечает, что это не его дело. Дантист не знает, что его снимают скрытой камерой…

По данным Научно-практического центра инфекционной патологии, СПИДа и клинической иммунологии, в Грузии ежегодно регистрируется около 600-700 новых случаев ВИЧ-инфекции. И, хотя любой гражданин страны может получить бесплатное лечение за счет государства, этого недостаточно для полной искоренения ВИЧ. Организация «Реальные люди, реальное виденье» – член Восточноевропейского и центральноазиатского объединения людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), которая реализовала интересные проекты на тему профилактики, усиления и мобилизации людей, вовлеченных в лечение ВИЧ. Дискриминация и стигматизация ВИЧ-позитивных людей является только одной из проблем, которая мешает предотвратить эпидемию ВИЧ в Грузии. Об этом и не только разговариваем с инициатором не одного видео эксперимента и исполнительным директором организации ВИЧ-положительных людей «Реальные люди, реальное виденье» Лашей Твалиашвили.

— Лаша, что вы рассматриваете как самое большое достижение в сфере лечения ВИЧ/СПИДа?

— Например, то, что за последние два года в Грузии не было случая, когда вирус перешёл от матери к ребёнку. Это результат рутинной работы Центра СПИДа, у которого нет даже собственного здания. Центр работает в критических условиях, вследствие чего грубо нарушаются права пациентов и медперсонала, эпидемические, санитарные и другие нормы. Недостаточно места, где ВИЧ-положительный пациент получит все услуги. Там, где в одном кабинете два врача принимают двух пациентов и речи нет об анонимности. Госструктуры обещали выделить центру территорию, но не выделили. Такой подход ставит ребром вопрос о существовании этого стратегического медучреждения.

— Главной причиной увеличения числа новых случаев является позднее тестирование. Дело только в этом?

— Многие пациенты приходят в Центр уже с явно выраженными симптомами. Конечно, своевременное тестирование и, как следствие, прием терапии, защитило бы их от разных заболеваний. Но причина не только в неинформированности населения, а и в подходах медицинского персонала. Я до сих пор слышу истории о докторах, которые лечат годами пациентов от разных заболеваний и им приходит в голову направить их на тестирование на ВИЧ.

Но есть и положительная тенденция. Когда друзья и родственники узнают о статусе близкого человека, они более лояльно относятся к нему, чем это было раньше. А что с медперсоналом – непонятно. Но в их обучение ведь вкладываются солидные финансы… В Грузии высокий уровень дискриминации и стигматизации. Несколько дней назад одна из микрофинансовых организаций потребовала у сотрудников результаты тестирования на ВИЧ. В случае наличия инфекции, человек должен был покинуть работу, что и есть прямая стигма. Нормальная работа в офисе с нулевым риском заражения не должна приравниваться к жестокому обращению с людьми.

— Что препятствует защите прав пациентов, потерявших работу?

— Сами пациенты. Сначала дискриминированный человек чувствует себя оскорбленным, но эмоции утихают и он отказывается продолжать спор в судебном зале. Люди боятся публичности позитивного статуса. Они не уверенны, что дальше будут жить спокойно. Они боятся усложнить своё положение в обществе. Поэтому такие прецеденты не обнародуют эти проблемы и это увеличивает дискриминацию.

— А что вы думаете о географической доступности лечения в Грузии?

— ВИЧ/СПИД чаще встречается в социально более низких слоях населения. Эти люди живут в регионах, где нет центров СПИДа. Например, пациенты с региона Самцхе-Джавахети один раз в месяц ездят за лекарствами в Тбилиси. Та же проблема в огромном регионе Кахети, Гурии, Раче и Сванети. Лечение должно быть непрерывным и каждый месяц пациенты перемещаются на большие расстояния. Сложнее зимой, когда дороги в горных районах закрываются. СПИД-центры находятся только в больших городах – Тбилиси, Кутаиси, Зугдиди и Батуми.

— Поделитесь вашим опытом о самом малобюджетном, но эффективном проекте.

— В 2012-13 годах у нас был проект, который спас 300 пациентов. Наши представители сообщества в течение года дежурили в СПИД-центре. Во время регистрации новых случаев, когда пациенты получали наибольший шок от результатов тестирования, наши люди немедицинским языком старались объяснить им все об инфекции, помогали в процессе лечения. В течение года, из пациентов, которым ставили диагноз СПИД, 10% больше не обращались в Центр. Проект был направлен на то, чтобы эти 10 процентов не терялись. Стоимость проекта – 10 тысяч долларов, но кроме всего, мы нашли уйму единомышленников, друзей и даже многих переженили. Этот проект мы реализовали вместе с Фондом помощи больным СПИДом. Сегодня думаем о новом проекте – психо-моральной поддержке тех осуждённых, кто о своём статусе узнал в закрытом учреждении – в тюрьме. Я уверен, что это будет человечный и успешный проект.

No Comments

Post a Comment