Узбекистан достиг элиминации вертикальной передачи ВИЧ

Евгения Короткова из организации Ishonch va Hayot, фото из личного архива

Автор: Инна Гаврилова, Украина

В Республике Узбекистан показатель передачи ВИЧ от матери к ребенку приближается к нулевой отметке. В 2017 году было зафиксировано всего 11 таких случаев, что составляет около 0,3% от всего количества инфицирования ВИЧ.

“Такая тенденция сохраняется уже несколько лет, — рассказывает Евгения Короткова из организации Ishonch va Hayot, которая уже восемь лет защищает права женщин и детей, семьи которых коснулась эпидемия ВИЧ/СПИДа в Узбекистане. – Это дает мне уверенность в том, что наша страна в ближайшие два года сможет хорошенько подготовиться, приложить максимум усилий на национальном уровне, успешно пройти процедуру валидации элиминации передачи ВИЧ от матери ребенку и стать четвёртой страной в Восточной Европе и Центральной Азии, которая получит подтверждение Всемирной Организации Здравоохранения по этому вопросу”.

Подтверждение Всемирной Организацией Здоровья отсутствия вертикальной передачи ВИЧ – достаточно долгий и сложный процесс, говорит Короткова, но за последние семь лет пациентским и общественным организациям удалось получить поддержку государства, которое также заинтересовано в том, чтобы дети рождались здоровыми и получали оптимальный жизненный старт. Только общими силами “общественников” и государства можно организовать эффективную и всеохватывающую борьбу со стигмой и дискриминацией — главным препятствием на пути достижения целей 90-90-90. Ведь мало выявить всех людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), нужно еще убедить их не бояться своего статуса и принимать терапию.

“Именно стигма и дискриминация остаются серьезными препятствиями на пути к осуществлению профилактики ВИЧ, передачи ВИЧ от матери к ребенку, расширению охвата тестированием на ВИЧ, а также повышению доступа и приверженности к медицинской помощи и лечению ВИЧ, — говорит Евгения Короткова. — Страна поставила цели к 2021 году полностью взять на себя государственные закупки антиретровирусной терапии (АРВТ) и обеспечить всех нуждающихся препаратами. При этом важно, чтобы человек сам хотел получать АРВТ и очень важно удержать его на лечении, вопреки стигме и дискриминации, которая сегодня по-прежнему наблюдается в медучреждениях и в обществе. В этом мы активно помогаем нашим врачам, работаем с ЛЖВ по приверженности к АРВТ”.

Напомним, Всемирная Организация Здравоохранения официально подтвердила элиминацию передачи ВИЧ в трех странах Восточной Европы и Центральной Азии: в Беларуси, Армении и Молдове.

Дарья Алексеева: «Большинство заявок в Фонд оперативной помощи поступает из России»

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Начиная с декабря 2018 года, организации из 10 стран Восточной Европы и Центральной Азии могут получать малые гранты в сумме до 5 000 евро в расчете на один грант. AFEW Интернешнл и Aidsfonds начали предоставление грантов в рамках Фонда оперативной помощи ключевым сообществам. Финансовая поддержка деятельности Фонда обеспечивается СПИД-Фондом Элтона Джона и Aidsfonds. С помощью этих небольших грантов AFEW Интернешнл и Aidsfonds поддерживают организации, которые представляют ключевые группы населения, выживающие в трудных ситуациях, с которыми они сталкиваются из-за правовых барьеров, стигмы и дискриминации, финансовых проблем и политических ограничений. Поддержка предоставляется организациям, осуществляющим деятельность, обеспечивающую доступ к профилактике, лечению и/или услугам в связи с ВИЧ для ключевых групп населения, или проектам, защищающим права человека основных групп населения. Общая сумма средств, имеющихся в Фонде чрезвычайной поддержки эквивалентна 750 000 фунтов стерлингов.

Сегодня мы говорим с Дарьей Алексеевой, программным менеджером AFEW Интернешнл, о первых результатах деятельности Фонда и о том, что необходимо для того, чтобы получить малый грант.

— Каковы первые результаты работы Фонда оперативной помощи?

На первом этапе наши основные задачи состояли в том, чтобы наладить процесс подачи заявок, процедуру их отбора, а также обеспечить технические возможности приема и рассмотрения заявок. До 1 декабря 2018 года все эти три компонента уже были обеспечены. Мы распространили приглашение к подаче заявок на малые гранты среди сетей AFEW, Aidsfonds, а также среди членов Рекомендательного совета. В декабре 2018 года AFEW Интернешнл создал систему предоставления грантов организациям, подавшим заявки. 4 января состоялось первое заседание оперативной группы по рассмотрению заявок. С 1 декабря 2018 года мы получили 96 заявок, из которых 42 заявки (44%) были одобрены для получения грантов. По состоянию на конец марта 2019 года общая сумма утвержденных грантов составила 235 000 евро.

— Какие страны подают больше всего заявок в Фонд?

Большинство заявок приходит из России. Мы получили 45 заявок из Российской Федерации и утвердили 22 из них. Вторая по активности подачи заявок страна – Таджикистан, из которого мы получили 15 заявок и утвердили 7 из них. Третье место занимает Украина, из которой нам поступило 16 заявок, 5 из которых были утверждены.

— На решение каких проблем чаще всего направлены заявки?

Больше половины предоставленных грантов направлены на работу с людьми, живущими с ВИЧ (ЛЖВ) – 55%. Третья часть грантов была выделена для реализации проектов, направленных на поддержку сообщества ЛГБТИ, и еще треть – сообщества мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ). Также треть грантов направлены на поддержку проектов для людей, употребляющих наркотики (ЛУН). На поддержку секс-работников и уязвимых женщин направлено одинаковое количество грантов – по 21%.

— Каким образом Фонд помогает решить проблемы, с которыми сталкиваются организации?

Мы помогаем справиться с широким кругом кризисных ситуаций. Перед Фондом поставлено несколько целей. Первая из них – содействовать сокращению ежегодного числа новых случаев ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии (ВЕЦА). Вторая цель – расширить доступ всех людей, живущих с ВИЧ, в регионе ВЕЦА к лечению. Третья цель – обеспечить полное финансирование ответа на ВИЧ в странах ВЕЦА.

Таким образом, мы выделяем средства на поддержку деятельности, способствующей достижению этих целей. Среди поддержанных нами грантов есть проекты, направленные на предоставление услуг снижения вреда, тестирования на ВИЧ и переадресацию представителей труднодоступных групп (МСМ, ЛГБТИ) на лечение. Мы оплатили ремонт мобильных устройств для аутрич-работников, закупку молочной смеси с целью создания ее запасов для ВИЧ-позитивных женщин. Мы оказываем поддержку проекту по работе с ЛЖВ с инвалидностью, чтобы обеспечить их приверженность лечению, а также проектам, которые помогают заключенным получить доступ к тестированию и лечению и обеспечить их приверженность лечению после выхода из мест лишения свободы. Кроме того, есть проекты по организации тренингов для медработников с целью формирования у них толерантного отношения к ключевым группам населения, например, к трансгендерным людям, для расширения доступа и повышения качества услуг здравоохранения и антиретровирусной терапии. Также мы оказываем поддержку адвокационным проектам, направленным на повышение осведомленности о потребностях ключевых групп и увеличение финансирования, например, путем предоставления правовой поддержки в случае нарушения прав человека в тюрьмах с целью формирования доказательной базы для адвокации. Есть и многие другие направления работы, которые мы поддерживаем. Эти направления соответствуют трем целям, упомянутым мною выше.

— Какие заявки Фонд отклоняет?

Некоторые проекты предусматривают проведение разовых мероприятий, которые недостаточно продуманы с точки зрения обеспечения их устойчивости. Например, это касается проведения тренинга для аутрич-работников без создания системы для поддержки их работы в будущем. Вместе с тем, есть проекты, направленные на решение какой-то ситуации, где действительно необходима оперативная помощь. Некоторые заявки просто слабо написаны. Мы всегда даем обратную связь и предлагаем свои рекомендации по поводу того, каким образом можно улучшить заявку, если организация решит подаваться на грант еще раз.

— Каковы планы Фонда на будущее? Сколько проектов вы планируете поддержать в 2019 году и в последующие годы?

До конца 2020 года мы планируем поддержать как минимум 100 заявок или даже больше. Мы будем продолжать поддержку заявок до тех пор, пока не исчерпаем все имеющиеся средства. Возможно, это случится уже в середине 2020 года. Количество грантов, которые будут предоставлены, зависит от суммы запрашиваемых средств. В некоторых случаях мы выделяем гранты в размере до 10 000 евро, особенно если проект направлен на решение вопросов больших ключевых групп или если он помогает сформировать доказательную базу, необходимую для развития программ профилактики и адвокационных усилий, направленных на национальное или местное правительство. Если кризисную ситуацию нельзя решить в рамках 5 000 евро, мы можем также предоставлять гранты большего размера. Мы ожидаем, что во втором квартале 2019 года будет несколько меньше утвержденных грантов. Кстати, из-за отпусков летом у нас будет перерыв в рассмотрении грантовых заявок с 8 июля до 16 августа.

Анастасия Покровская: «Депортация мигрантов с ВИЧ ведет к криминализации»

Фото: minusvirus.org

Автор: Оксана Маклакова, Россия

Правительство России планирует увеличить число граждан страны на 5-10 миллионов человек за счет мигрантов из Украины, Казахстана, Узбекистана и Молдавии. Такое заявление сделало руководство. При этом Россия сегодня остается единственной страной Совета Европы, которая продолжает депортировать иностранцев с ВИЧ. В том, что изменение законодательства в этом отношении могло бы сохранить здоровье многих людей и способствовать декриминализации, уверяет старший научный сотрудник Федерального центра СПИД Анастасия Покровская. В рамках программы «Партнерство» она участвовала в подготовке экспертного заключения в проекте по обеспечению доступа мигрантов к терапии от ВИЧ и за отмену нормы о депортации ВИЧ-положительных иностранцев, въезжающих в Россию.

— Как много мигрантов приезжает в Россию и о каком проценте пораженности ВИЧ в этой группе можно говорить?

— По данным МВД в 2018, Россия выдала 1 671 706 патентов мигрантам из-за рубежа. Это те, кто въезжает легально и кого официально регистрируют. Чтобы получить трудовой патент или разрешение на пребывание в стране более трех месяцев, необходимо пройти медицинское обследование, в том числе тестирование на ВИЧ. Процент пораженности составляет где-то 100 случаев ВИЧ на 100 тысяч обследованных. Но судить по этому показателю, высокий он или низкий, нельзя, ведь некоторые мигранты, предполагая о возможном диагнозе, просто уходят от обследования. Они уходят в нелегальную зону, либо приезжают на более короткую визу не получают патентов, либо покупают поддельные справки, либо посылают вместо себя обследоваться другого человека. Этот закон о депортации ВИЧ-положительных иностранцев дает очень большое поле для нелегальных действий как со стороны въезжающих, так и со стороны наших организаций, которые помогают обходить закон и предлагают свои нелегальные услуги.

— Это исключительно российская история? Как обстоят дела в других странах?

— Изначально порядка 60 стран работали по принципу — заболел или уже приехал ВИЧ-позитивный – «вон из страны». На сегодня осталось порядка девяти стран, включая Россию, где эти нормы по-прежнему действуют. Некоторые страны, например, США, Армения или Украина отменили эту норму в последние 5-10 лет.

— В чем задача вашего проекта?

— Наша задача была аргументировать, стоит ли вообще менять эту практику. Какие есть демографические и эпидемиологические предпосылки для отмены нормы о депортации. На сегодняшний день разработан документ, где мы с медицинской и с юридической точки зрения обосновываем, почему нам нужно уходить от этого законодательства. Мы выступаем за то, что эту норму закона нужно убрать, потому что это не несет никакой пользы. Во-первых, очевидно, что это не поможет нам остановить эпидемию. По выявляемости новых случаев мы опережаем цифры во многих соседних странах, откуда к нам едут мигранты. Во-вторых, в реальности этот закон не работает. По факту люди остаются в стране, просто уходят в подполье, в серые зоны. В итоге сами болеют и заражают других, их болезнь прогрессирует, поскольку лечение им не доступно. Они не могут уехать за лечением на родину, потому что боятся, что обратно не смогут вернуться.

Фото: minusvirus.org

— Что делается сейчас в условиях такой непростой ситуации?

— Есть НКО, которые помогают в сопровождении таких людей. По закону мы не можем в полной мере обследовать или оказать какую-то сопутствующую медицинскую помощь мигрантам. Самое главное, мы не можем их обеспечить антиретровирусной терапией (АРВТ). В терапии самый большой вопрос. Для граждан России АРВТ выдается бесплатно. Но наше государство не готово по объективным причинам финансировать лечение еще и иностранцев.

— То есть эту норму не отменяют из экономических расчетов?

— Вероятно, да. Из-за того, что боятся финансовых и организационных рисков. Тут нужны международные договоры между странами. Про опыт и наработки других стран в отношении ВИЧ и мигрантов нам говорить сложно, потому что у нас не работает «Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией» и другие международные благотворительные организации, которые могли бы взять на себя какие-то функции. Даже если Россия отменит норму о нежелательном пребывании ВИЧ-позитивных иностранцев и они смогут находиться у нас легально, они вполне могут получать АРВТ из своих стран. Все СПИД-центры стран ближнего зарубежья сотрудничают с мигрантами, стоящими у них на учете, и выдают терапию на руки на несколько месяцев. Однако для того, чтобы встать на учет в СПИД-центре, необходимо выехать из России, а потом вернуться, что в нынешней ситуации невозможно из-за запрета на въезд ВИЧ-положительным иностранцам. Здесь нам придется искать свой особый путь и предложить что-то свое. Варианты возможны, и они обсуждаются, но все это не решится за один день. Окончательно это будет решение политиков. Но пока лицам, принимающим решение, не донесут эту информацию, проблема останется на месте. Мы должны озвучить ситуацию и предложить какие-то решения, только тогда возможен пересмотр закона. Я уверена, что в нашем обществе найдутся те, кто будет выступать против этого закона, считая, что мигранты приносят нам только вред. Но эти люди часто забывают, что мигранты – это уникальный трудовой потенциал, и отчасти демографический потенциал, без которого современной России не обойтись.

AFEW обучал голландскую аудиторию по вопросам здравоохранения в Восточной Европе и Центральной Азии

Програмный менеджер AFEW Интернешнл Дарья Алексеева недавно принимала участие в неофициальном обеде с мэром голландского города Ассен (провинция Дренте) Марко Аут и также принимала участие в публичных дебатах. Дарья имела возможность рассказать голландской аудитории о проблемах общественного здравоохранения в Восточной Европе и Центральной Азии (ВЕЦА).

Голландское название этих мероприятий было Europas Rafelende Randen, что можно перевести как Изнашиваемые края Европы. Цель мероприятий в том, чтобы проинформировать людей в Ассене и Дренте о международных событиях глазами женщин-активистов по защите прав человека и социальных прав. Дарья Алексеева говорила в основном о ситуации с ВИЧ/СПИДом, секс-работниками и торговлей людьми в регионе ВЕЦА.

— Голландской общественности важно знать, с какими проблемами сталкиваются Восточная Европа и Центральная Азия в сфере общественного здравоохранения, — говорит Дарья. – Программы, которые мы реализуем в ВЕЦА, финансируются за счет денег голландских налогоплательщиков. Таким образом, важно понимать, что их деньги направлены на что-то такое важное, как борьба с ВИЧ и СПИДом в регионе ВЕЦА. Кроме того, этот регион граничит с Западной Европой, а хорошие соседи всегда помогают друг другу.

Помимо вопросов общественного здравоохранения, гости – женщины-активистки из России, Польши и Литвы – говорили также о Чечне и работе организации «Мемориал», событиях в Польше и Украине и ЛГБТИ в странах Балтии.

День Ноль Дискриминации: сообщение Анке ван Дам

Стигма и дискриминация – препятствия на пути тестирования на ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии. Доступ к конфиденциальному тестированию на ВИЧ в регионе остается большой проблемой. Многие люди проходят тестирование только после того, как заболевают и у них появляются симптомы. К сожалению, сегодня стигма является самым сильным барьером не только для тестирования среди тех, кто не знает своего статуса, но и для лечения и ухода за теми, кто живет с ВИЧ.

Стигма и дискриминация также являются очень серьезной проблемой для людей, которые употребляют наркотики и других ключевых групп населения с повышенным риском инфицирования ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии. Дискриминационные законы запрещают этим группам получать доступ к медицинской помощи и участвовать в жизни общества.

Мигранты – это еще одна уязвимая группа, которая подвергается стигме и дискриминации на многих уровнях. Ситуация ухудшается, когда у мигрантов диагностируют ВИЧ или же они употребляют наркотики. Тогда им еще труднее получать медицинскую помощь.

Особенно важно говорить о стигме и дискриминации сегодня, отмечая День Ноль Дискриминации. Мы в Сети AFEW поддерживаем ЮНЭЙДС, подчеркивая срочную необходимость принятия мер против дискриминационных законов. Работая в Восточной Европе и Центральной Азии почти 20 лет, мы также предпринимаем действия с нашей стороны. Мы расширяем доступ к тестированию на ВИЧ, вступая в партнерские отношения с неправительственными организациями и общественными организациями в регионе и обеспечивая, чтобы люди, которые употребляют наркотики, заключенные, секс-работники, ЛГБТИ и молодежь имели доступ к конфиденциальному тестированию на ВИЧ. Мы также обеспечиваем то, чтобы люди, живущие с ВИЧ, имели доступ к хорошей медицинской помощи и имели хорошие возможности для здорового будущего.

Прекращение дискриминации и изменение законов – наша общая ответственность и это то, что каждый из нас может воплотить. Каждый может внести свой вклад в прекращение дискриминации и попытаться изменить ситуацию. Мы все можем сломать стену стигмы и сделать этот мир лучше! Преследуйте вирус, а не людей!

AFEW-Кыргызстан начал год с ребрендинга

Отказавшись от названия «СПИД Фонд Восток-Запад в КР», AFEW-Кыргызстан в начале 2019 года подчеркнул свою причастность к международной Сети AFEW. Еще одна причина изменения названия и логотипа организации – расширяющиеся возможности.

“Сейчас мы работаем не только в сфере ВИЧ/СПИДа. Мы реализуем проекты по лечению туберкулеза, проводим масштабные исследования, осуществляем крупные адвокационные кампании по защите прав людей и расширению экономических возможностей женщин. Поэтому прежнее название уже не в полной мере отражает наши цели и ценности,” – говорит председатель правления AFEW-Кыргызстан Наталья Шумская.

Новый логотип сохранил в себе один из ключевых элементов предыдущего – человеческую фигуру, потому что все, что мы делаем направлено на помощь конкретным людям. Фигура также показывает, что AFEW-Кыргызстан работает, вовлекая людей из сообщества, и для них.

Три синих и один красный объект вокруг белого рисунка представляют разные страны, так как AFEW-Кыргызстан является частью международной сети и готов использовать опыт иностранных партнеров для построения здорового будущего в стране.

В обновленном виде AFEW-Кыргызстан готов вновь приветствовать давних партнеров и искать новые возможности для помощи людям из ключевых групп населения.

Мишель Казачкин: «Неспособность взаимодействовать с уязвимыми группами может привести к росту эпидемии»

Председатель совета попечителей AFEW Интернешнл Мишель Казачкин и директор организации Анке ван Дам на 22-ой Конференции по СПИДу. Фото: AFEW Интернешнл

1 декабря 1988 года прошел первый Всемирный день борьбы со СПИДом. Тогда Западная Европа и Соединенные Штаты Америки почувствовали эпидемию на себе. Мир только начинал осознавать существование и масштабы африканской эпидемии. ВИЧ практически отсутствовал в Российской Федерации. Лечения ВИЧ-инфекции не было. СПИД был смертным приговором, и мы, врачи, каждый день с болью наблюдали смерть пациентов в больничных палатах.

Сейчас, 30 лет спустя, несмотря на то что ни одна страна еще не избавилась от ВИЧ, достигнутый прогресс переоценить невозможно. Выдающиеся достижения в области науки, исследований и разработок успешно воплощаются в широкомасштабные программы профилактики и лечения практически во всех регионах мира. В настоящее время 20 млн человек имеют доступ к антиретровирусному лечению во всем мире. Ожидаемая продолжительность жизни ВИЧ-положительного человека, получающего лечение, в настоящее время аналогична ожидаемой продолжительности жизни ВИЧ-отрицательных людей. И теперь мы знаем, что ВИЧ-положительный человек, вирусная нагрузка которого подавлена в результате лечения, больше не передаст вирус сексуальному партнеру. Это означает, что антиретровирусное лечение также способствует предотвращению передачи ВИЧ и ограничению эпидемии на популяционном уровне. За последние десять лет число новых случаев ВИЧ-инфицирования и связанной со СПИДом смертности снизилось почти на 40% во всем мире. Надежда, порожденная прогрессом, побудила Организацию Объединенных Наций взять на себя обязательство по искоренению ВИЧ к 2030 году.

Тем не менее объективный анализ ситуации сегодня показывает, что мир не в состоянии достичь этой цели. Особую озабоченность вызывает ситуация в Российской Федерации и, в более широком смысле, регионе Восточной Европы и Центральной Азии. В течение последних пяти лет Восточная Европа является единственным регионом мира, где ежегодное число новых случаев ВИЧ-инфекции и случаев смерти от СПИДа продолжает расти. Число новых случаев заражения, зарегистрированных в регионе, увеличилось на 30% в период с 2010 по 2016 год. По оценочным данным, более 1 млн человек живут с ВИЧ в Российской Федерации с учетом того, что каждый пятый ВИЧ-инфицированный не знает о своем статусе. Поэтому лозунг Всемирного дня борьбы со СПИДом в этом году «Знай свой статус» очень актуален.

Министерство здравоохранения РФ стремится увеличить охват лечением до 75% в конце следующего года и справедливо указывает, насколько важно в неотложном порядке развеять некоторые мифы и дезинформацию, которые мешают людям принимать лечение (в настоящее время, по данным Минздрава, лечение получают более 50% вставших на учет в СПИД-центры граждан РФ, сейчас на учете стоят более 714 тыс. человек, по данным Роспотребнадзора, в России с ВИЧ живут 998 тыс. человек (данные получены по результатам тестирования.— “Ъ”). Ситуация с ВИЧ в России в значительной степени является эпидемией так называемых ключевых групп населения и их сексуальных партнеров — людей, употребляющих наркотики, мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, работников секс-бизнеса, мигрантов, заключенных — часто маргинализированных групп населения, стигматизация, дискриминация и криминализация которых загоняют многих из них в подполье, уводят от аутрич-работников и, следовательно, ограничивают доступ к услугам по профилактике и лечению.

Поэтому эффективный ответ на эпидемию в Российской Федерации должен обращать особое внимание на конкретные географические районы и группы населения. Он должен включать в себя уже имеющиеся наработки предоставления специфических дополнительных услуг на базе платформы ВИЧ, СПИД-центров, включая диагностику и, насколько это возможно, комплексное лечение туберкулеза и гепатита, а также профилактических услуг, включая «доконтактную профилактику» для мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, и предоставление стерильных игл и инъекционных материалов для людей, употребляющих инъекционные наркотики. В тех частях мира, где такие методы применялись, мы знаем результат: уменьшение числа новых случаев инфицирования, уменьшение числа случаев инфекционных заболеваний и улучшение контроля над эпидемией в целом со стороны властей.

Мы также знаем, что неспособность взаимодействовать с наиболее уязвимыми и подверженными риску группами населения может привести к росту эпидемии, обуздать которую становится все труднее. Например, недавно проведенное исследование по моделированию показало, что без интеграции и расширения программ обмена игл и шприцев и антиретровирусной терапии показатель распространенности ВИЧ в Екатеринбурге достигнет 60% среди людей, употребляющих инъекционные наркотики. Тогда как расширение масштаба мероприятий, напротив, значительно снизит распространенность и смертность от ВИЧ. Если охватить мероприятиями 50% нуждающихся в лечении людей и включить поддерживающую опиоидную заместительную терапию, которая в настоящее время недоступна в Российской Федерации, в Екатеринбурге можно будет предотвратить более 30% случаев ВИЧ-инфицирования и смерти от ВИЧ.

Наука и опыт многих стран, особенно в Западной Европе, говорят нам о том, что эти подходы могут быть наилучшим образом реализованы в рамках рабочего партнерства с гражданским обществом, которое признает взаимодополняющее значение услуг, предоставляемых самими сообществами. В Санкт-Петербурге совместные усилия СПИД-центра и гражданского общества по проведению тестирования в среде нуждающихся в этом людей и включение людей с систему услуг по уходу привели к значительному сокращению числа новых случаев инфицирования и расширению охвата лечением. Группы гражданского общества в этом случае получают поддержку как в форме президентских, так и муниципальных грантов.

Мы должны поощрять комплексный подход, сформулированный как в национальной стратегии, принятой РФ два года назад, так и в последних руководящих принципах по профилактике ВИЧ-инфекции среди ключевых затронутых групп населения. В течение последних двух лет заметен ясный прогресс в некоторых регионах страны в области партнерства с гражданским обществом и предоставления услуг.

Задача состоит в том, чтобы перевести то, что изложено на бумаге и звучит в громких заявлениях, в конкретные действия, которые одновременно поддерживают программы, получающие надлежащее финансирование, и учитываются в структурных и законодательных реформах, необходимых для устранения барьеров, которые все еще препятствуют доступу к услугам по профилактике и уходу. Без такого подхода ВИЧ-инфекция в России будет продолжать расти быстрее, чем усилия по борьбе с ней.

Специальный советник Объединенной программы ООН по СПИДу (UNAIDS) в Восточной Европе и Центральной Азии Мишель Казачкин

Ресурс: kommersant.ru

Объявлен набор заявок Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона ВЕЦА

AFEW Интернешнл и Aidsfonds объявляют набор заявок Фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Деятельность Фонда финансируется Фондом Элтона Джона по борьбе со СПИДом.

Организации из 10 стран Восточной Европы и Центральной Азии смогут получить небольшие гранты с максимальной суммой в € 5 000 на один грант. Благодаря этим небольшим грантам, AFEW Интернешнл и Aidsfonds будут поддерживать организации, представляющие ключевые группы населения, которые выживают в трудных ситуациях, с которыми они сталкиваются в силу правовых барьеров, стигмы и дискриминации, финансовых проблем и политических ограничений. Поддержка будет оказана организациям, которые осуществляют деятельность, обеспечивающую доступ к профилактике и/или лечению ВИЧ для ключевых групп населения, или проектам, которые защищают права ключевых групп населения.

Организации, которые отвечают этим критериям, могут подать заявку на получение небольшого гранта. Портал онлайн-приложений будет открыт с 1 декабря 2018 года. Заявки могут быть представлены на постоянной основе, а первая выплата грантов начнется в январе 2019 года.

Скачать описание условий подачи на гранты можно здесь здесь, а подать заявку на грант можно здесь. Образец формы заявки можно скачать здесь (только для ознакомления, не для заполнения).

Всемирный день борьбы со СПИДом 2018 — сообщение Анке ван Дам

Всемирный день борьбы со СПИДом 2018: сообщение исполнительного директора AFEWИнтернешнл Анке ван Дам

1 декабря 2018 г.

В этом году концепция Всемирного дня борьбы со СПИДом заключается в том, чтобы донести до людей необходимость знать свой ВИЧ-статус. Тестирование на ВИЧ – ключевая предпосылка расширения лечения. Лечить ВИЧ очень важно, ведь лечение позволяет добиться неопределяемого уровня вируса в крови и предупредить его передачу. В регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА), где AFEW Интернешнл осуществляет свою деятельность, все еще имеются барьеры для тестирования на ВИЧ. В прошлом году из 1,4 млн. людей, живущих с ВИЧ в регионе, 73% знали свой ВИЧ-статус.

Стигма и дискриминация приводят к тому, что люди в странах ВЕЦА отказываются от тестирования. Доступ к конфиденциальному тестированию на ВИЧ в регионе все еще под вопросом. Многие люди проходят тестирование только после того, как у них развиваются симптомы заболевания. Именно поэтому усилия AFEW направлены на расширение доступа к тестированию на ВИЧ. В партнерстве с НПО и организациями на базе сообществ в Восточной Европе и Центральной Азии мы обеспечиваем доступ людей, употребляющих наркотики, заключенных, секс-работников, ЛГБТ и молодежи к конфиденциальным услугам тестирования на ВИЧ, а также доступ людей, живущих с ВИЧ, к качественным медицинским услугам, давая им возможность жить здоровой жизнью.

В этом году мы активизировали свою работу благодаря 22-й международной конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме. На конференции наше внимание было сосредоточено на таких проблемах общественного здоровья, как ВИЧ, ТБ и вирусные гепатиты в регионе ВЕЦА, что позволило нам представить проблемы и сложности как на уровне политики, так и на уровне систем здравоохранения. Поскольку на этом мероприятии собрались все заинтересованные стороны, у нас была прекрасная возможность наладить диалог между сообществами, политическими лидерами и донорами для расширения доступа к лечению и обеспечения устойчивых механизмов финансирования.

Мы продолжаем делать акцент на Восточной Европе и Центральной Азии и на проблемах общественного здоровья в регионе и после конференции AIDS 2018! AFEW были представлены потребности в диагностике и лечении туберкулеза в странах ВЕЦА в рамках параллельного мероприятия в ходе проведения Совещания высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН по туберкулезу, которое состоялось в сентябре в Нью-Йорке, и в ходе 49-й Конференции по здоровью легких, которая прошла в октябре в Нидерландах. Давайте продолжать диалог о здоровом будущем в регионе ВЕЦА и разрушать барьеры на пути доступа к тестированию на ВИЧ.

Исследование о совместных действиях в сфере ТБ/ВИЧ в странах Европейского региона ВОЗ

Обоснование

  • Во всех странах, принявших участие в исследовании, имеются руководства по лечению сочетанной инфекции ТБ/ВИЧ.
  • При этом подходы к лечению такой сочетанной инфекции в разных странах отличаются.
  • Рекомендации ВОЗ по сотрудничеству в сфере ТБ/ВИЧ не применяются повсеместно.

Общая информация

В Европе большое количество людей страдает от туберкулеза (ТБ) и ВИЧ-инфекции. По оценкам, число пациентов с обоими заболеваниями составляет 27 000 человек. Распределение пациентов с ТБ/ВИЧ в европейских странах неоднородно. Для того, чтобы обеспечить оптимальный уход за пациентами с ТБ/ВИЧ, необходимы совместные действия.

Методы

Исследование проводилось в 2016-2017 годах среди национальных координаторов проектов по ТБ и в 2018 году – среди национальных координаторов проектов по ВИЧ для сбора информации о сотрудничестве в сфере ТБ/ВИЧ.

 Результаты

  • 47 из 55 стран ответили на вопросы (доля ответивших стран – 85%).
  • В 28 из 47 стран (60%) имеются национальные руководства по ТБ/ВИЧ; 10 из 47 (21%) применяют Политику ВОЗ в отношении сотрудничества в области ТБ/ВИЧ; 9 из 47 (19%) применяют другие руководства (например, Европейского клинического общества СПИДа).
  • Руководства рекомендуют тестировать всех пациентов с ТБ на ВИЧ (40/47; 85%), тестировать всех людей, живущих с ВИЧ, на активный ТБ (34/47; 72%) и латентную туберкулезную инфекцию (ЛТБИ) (30/47; 64%).
  • В 42 из 47 стран (89%) скрининг пациентов с ТБ на ВИЧ проводят специалисты по ТБ, в других странах пациентов направляют к специалистам по ВИЧ для тестирования.
  • Скрининг людей, живущих с ВИЧ, на активный ТБ проводится специалистом по ВИЧ в 34 из 47 стран, а на ЛТБИ – в 27 из 41 страны (66%), в то время как в других странах таких пациентов направляют к специалистам по ТБ. В 6 странах людей, живущих с ВИЧ, не обследуют на ЛТБИ.
  • В 38 из 47 стран (81%) пациентов с ТБ/ВИЧ первоначально лечат в стационарах. В 9 из 47 стран (19%) пациенты находятся в стационарах на протяжении всего срока лечения.
  • Во время госпитализации в 26 из 47 стран (55%) специалисты по ВИЧ занимаются лечением ВИЧ-инфекции, а специалисты по ТБ – лечением ТБ. Другая модель, которая применяется в 16 из 47 стран (42%) – лечение и ТБ, и ВИЧ специалистами по ВИЧ. В 3 из 47 стран (8%) лечением обоих заболеваний занимаются специалисты по ТБ.
  • Амбулаторные пациенты могут получать препараты для лечения ТБ и ВИЧ в одном месте в 26 из 38 стран (68%). В 11 из 38 стран (29%) пациентам нужно получать препараты в двух различных учреждениях.

Барьеры для совместных действий в сфере ТБ/ВИЧ

  • Наличие препаратов
  • Недостаток ресурсов и финансирования
  • Недостаточное сотрудничество и коммуникация между службами по ТБ и ВИЧ
  • Отсутствие клинических руководств по ведению пациентов с ТБ/ВИЧ
  • Отказ от тестирования пациентов с ТБ на ВИЧ
  • Различие в культуре работников здравоохранения, работающих в сфере ВИЧ и ТБ
  • Вопросы конфиденциальности ВИЧ-статуса

Передовой опыт совместных действий в сфере ТБ/ВИЧ

  • Сотрудничество с программами по другим заболеваниям (гепатитам, опиодной заместительной терапии)
  • Национальные консультативные группы для разработки рекомендаций по лечению и уходу в связи с ТБ/ВИЧ
  • Платформа для обсуждения политики в сфере лечения ТБ/ВИЧ
  • Слияние клиник по лечению ТБ и ВИЧ или создание единой службы или центра по ТБ/ВИЧ
  • Сотрудничество в проведении исследований по ТБ/ВИЧ
  • Вовлечение неправительственных организаций
  • Межведомственное и межсекторальное сотрудничество в пенитенциарном секторе
  • Сотрудничество между центрами лечения ТБ/ВИЧ и аутрич-работниками
  • Проведение совместного мониторинга и оценки выполнения программ по ТБ/ВИЧ

Страны, принявшие участие в исследовании

Австрия, Азербайджан, Албания, Армения, Беларусь, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Израиль, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Казахстан, Кипр, Косово, Кыргызстан, Латвия, Литва, Люксембург, Македония, Мальта, Молдова, Монако, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Соединенное Королевство, Турция, Узбекистан, Украина, Финляндия, Франция, Хорватия, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония.

Члены рабочей группы Вольфхезе по сотрудничеству в сфере ТБ/ВИЧ

  • Анке вам Дам, Директор AFEW, Нидерланды (председатель)
  • Дарья Подлекарева, Центр передового опыта в области здравоохранения, Копенгагенcкий университет, Дания (вице-председатель)
  • Ракель Дуарте, менеджер НПТ, Португалия
  • Инге Копперлаар, Фонд противодействия туберкулезу KNCV, Нидерланды
  • Оле Крик, Дуарте, Центр передового опыта в области здравоохранения, Копенгагенcкий университет, Дания
  • Светлана Пак, старший консультант представительства KNCV в Казахстане
  • Маниш Парик, Университет Лестера, Великобритания
  • Ольга Павлова, старший менеджер программ, PATH, Украина
  • Алена Скрахина, Директор Республиканского научно-практического центра пульмонологии и фтизиатрии, Беларусь
  • Адриана Сокачи, Менеджер НТП, Румыния
  • Пирет Вийклепп, Руководитель реестра пациентов с ТБ, Эстония
  • Марике ван дер Верф, Руководитель программы по борьбе с ТБ, ECDC, Швеция
  • Жамшид Гадоев, представительство ВОЗ в Узбекистане (Секретариат)
  • Жерар де Ври, консультант, Фонд KNCV, Нидерланды (Секретариат)

Выражаем признательность за содействие:

  • Странам Европейского региона ВОЗ, принявшим участие в исследовании
  • Саре ван ден Берг, младшему консультанту, KNCV
  • Доуве де Вриc за графический дизайн

За более подробной информацией обращайтесь к Жерару де Вриc gerard.devries@kncvtbc.org.

Полное исследование на английском языке можно скачать здесь.