Светлана Изамбаева: «Обнажая тему ВИЧ, говорим о насилии и буллинге»

Автор: Олеся Кравчук, AFEW Интернешнл

Светлана Изамбаева – одна из первых ВИЧ-положительных женщин России, которая не побоялась открыть свое лицо. Светлана помогает и другим людям, живущим с ВИЧ. Летом 2018 года Некоммерческий благотворительный фонд Светланы Изамбаевой провел слёт для подростков, живущих с ВИЧ, финансовую поддержку которому оказал также и AFEW Интернешнл. Мы поговорили со Светланой о том, что интересного было на этом слёте в Грузии и почему, говоря о ВИЧ, «обнажаются» и другие темы.

— Светлана, скажите, пожалуйста, откуда появилась идея проведения летнего слета? Кто в нем смог принять участие?

— Началось все с того, что мы хотели поддержать подростков, живущих с ВИЧ в Казани. Потом ребята, которые уже собирались в течении пяти лет, предложили идею о встрече с подростками из других городов и стран. Несколько подростков Казани мечтали побывать на море. Так из мечты подростков у нас реализовался целый проект под названием «#всёпросто». До этого мы проводили одно- или трехдневные тренинги по городам Татарстана, в Уфе, в Нижнем Новгороде, в Иркутске.

Мы определись с местом слёта и стали распространять информацию через социальные сети и СПИД-центры. Незамедлительно получили реакцию. Отвечали нам в основном и мамы детей с ВИЧ, и сами подростки, живущие с ВИЧ. Каждый, кто хотел пройти наш слёт, получал анкету и проходил отбор. Одним из важным условием данного слёта было то, что подросток знает о своем ВИЧ статусе. В этом году слёт в Грузии объединил подростков от 11 лет и старше из шести стран: Россия, Украина, Армения, Грузия, Белоруссия, Казахстан и девяти городов России: Владивосток, Иркутск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Оренбург, Ростов, Санкт-Петербург, Москва.

— Чем ваш слёт отличается от обычного летнего лагеря для детей?

— Наш слёт – не просто лагерь. У нас проходит полное погружение в тему ВИЧ, включая все медицинские и психологические вопросы. Через интерактивные игры и квесты мы закрепляем теоретическую часть. Мы поднимаем вопросы связанные с чувствами, эмоциями, переживаниями, прорабатываем стыд, обиды и боли, принятие диагноза и обретение силы. Важным фактором является то, что у ребят много игр на тему ВИЧ, они узнают об иммунной системе и начинают понимать для чего необходимо принимать лекарства строго по времени. Некоторые подростки впервые знакомятся с ребятами, у которых тоже ВИЧ. На территории слёта свободно в течении 10 дней говорят вслух о ВИЧ, что позволяет «обналичить» и принять свой диагноз.

— Каким было ваше самое большое открытие этого слёта? Что удивило позитивно и, быть может, негативно?

— Каждый слёт запоминается своей историей и каждый не похож на другой. Мы каждый раз по новой садимся с командой тренеров и разрабатываем новые упражнения и новые квесты для ребят. Удивляет глубина чувствования и степень доверия и открытости подростков с ВИЧ. Каждый готов прорабатывать свои проблемы, не все готовы это делать в группе. С первого дня слёта работают индивидуальные сессии с психологом, и мы предлагаем их ребятам. Также одним из удивлений стало то, что обнажив тему ВИЧ, выходят более глубокие темы как насилие, буллинг, зависимость родителей. Негативным моментом бывают родители или опекуны. Был один случай, когда опекун не готов был работать вместе целый день и потом ещё и вечером. Мы много времени уделяем знаниям, но они все подаются в игровой форме и ребятам весело. И, хоть море от нас и в пяти минутах ходьбы, но приоритет – это наша программа и те знания, которые получают подростки и их опекуны или родители.

— С какими проблемами в планировании слета вы столкнулись и как их преодолевали?

— Основная проблема – в сборе средств на слёт. Нам необходимы средства для проживания и питания участников, для оплаты тренеров, (хотя все три раза мы не платили ни тренерам, ни логисту), на канцтовары, призы, футболки и бейсболки. Важно, чтобы на 30 ребят было не меньше пяти тренеров, ведь мы работаем как в общей группе, так и в мини-станциях. Все это мы находили у спонсоров, и это было достаточно непросто. Также мы стали обучать на нашем слёте специалистов, которые хотят в своих регионах провести подобные мероприятия.

— Чем такой слёт важен? Достигли ли вы те цели, которые хотели достичь?

— Слёт важен для каждого подростка, и об этом говорят их анкеты обратной связи и отзывы ребят. Изменения, которые происходят с каждым подростком, можно просмотреть на диагностических рисунках в первый и в последний день слёта. В первый день на вопрос, что они чувствуют, думают и хотят сделать, когда слышат слово «ВИЧ», рисуют страшные картинки, пишут «боль, стыд, страх, не хочу об этом говорить». В последний день в ответе на этот же вопрос ребята рисуют силу, уверенность, свободу, легкость и хотят помогать таким же ребятам. Слёт важен тем, что теперь они не бросят принимать лекарства просто так, что они будут привержены к лечению. Мы уже видим результаты их анализов крови. Наш слёт – это также профилактика суицида и депрессии.

— Планируете ли вы похожие мероприятия в будущем?

— Мы уже организовали и провели четыре слёта: в 2017 году – в Сочи и в Санкт-Петербурге, в 2018 году – в Грузии в Уреки и в России во Владивостоке. У нас апробирована программа, подготовлены тренера и мы планируем в России запустить слёты и сформировать центры для подростков: в Иркутске, Казани, Краснодарском крае. В следующем году мы планируем провести обучение первого уровня для новых участников в каждом из территориальных мест, провести слёт в Иркутске на Байкале и следом провести один Международный слёт в Армении. Также хотим провести сбор и обучение в Подмосковье для команды лидеров со всех слётов.

Выявление причин и барьеров низкого уровня приверженности ЛЖВ города Куляб к АРВ терапии

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Выявление причин и барьеров низкого уровня приверженности ЛЖВ города Куляб к АРВ терапии» 

На сегодняшней день по статистическими данным СПИД центра города Куляб на учёте СПИД центра состоит 370- ЛЖВ. Из них 256 пациентов принимают антиретровирусную терапию (АРВ), к сожаление среди большинства ЛЖВ, которые состоят на учёте и принимают АРВ, наблюдается низкий уровень приверженности к АРВ терапии и отказ от приёма препаратов по неизвестным причинам. В связи с этим среди ЛЖВ наблюдается низкий уровень CD4 и увеличение заболевания оппортунистическими инфекциями, а также рост смертности.

Принимая это во внимание, в начале 2016 г. Программа развития ООН (ПРООН) в Таджикистане и Министерство здравоохранения республики Таджикистан совместно с республиканским СПИД- центром Таджикистана реализовали проект, направленный на повышение уровня приверженности ЛЖВ к АРВ терапии, а также на восстановление лечения ЛЖВ, прервавших терапию ранее. Но по результатам работы нашей организации среди ЛЖВ города Куляба низкий уровень приверженности к лечению и отказ от приёма препаратов продолжают оставаться серьезными проблемами. Именно поэтому ОО «СВОН Плюс» решило провести исследование этой проблемы. Путем проведения исследования среди ЛЖВ города Куляба мы намерены выявить причины и барьеры, которые приводят ЛЖВ города Куляба к снижению приверженности АРВ и отказу от приёма препаратов.

Читать отчет здесь.

Оценка потребностей участников заместительной поддерживающей терапии, принимающих уличные инъекционные наркотики

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Оценка потребностей участников заместительной поддерживающей терапии, принимающих уличные инъекционные наркотики»

Заместительная терапия (ЗТ), или заместительная поддерживающая терапия (ЗПТ) является одним из наиболее эффективных методов лечения опиоидной зависимости, при котором используют фармакологические препараты – опиатные агонисты – вещества, имеющие подобное героину и морфину действие на головной мозг человека, что позволяет предотвратить возникновение абстинентных состояний, развитие синдрома отмены и способствует отказу от употребления нелегальных психоактивных веществ (ПАВ).

Заместительная терапия официально поддерживается Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС) и рассматривается международными организациями не только как один из наиболее эффективных методов лечения опиоидной зависимости, а также как ключевой инструмент снижения риска заражения ВИЧ-инфекцией.

Организацию заместительной поддерживающей терапии – с учетом результатов научных исследований и при обеспечении практической подготовки специалистов и аккредитации – следует рассматривать как важный вариант выбора среди возможных методов лечения в районах с высокой распространенностью опиоидной зависимости, особенно там, где вследствие употребления инъекционных наркотиков их
потребители подвержены риску заражения ВИЧ и другими вирусами, которые передаются с кровью.

Читать отчет здесь.

Формирование приверженности людей, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУИН) к лечению ВИЧ

Отчет по результатам исследования с участием сообществ “Формирование приверженности людей, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУИН) к лечению ВИЧ: анализ взаимодействий между врачами, соцработниками и ЛУИН”

Одна из самых серьезных эпидемий ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии, начавшаяся в Украине в 1995 г., показывает некоторые признаки замедления, но продолжает расти. Согласно оценкам ЮНЭЙДС за 2017 год, в настоящее время в Украине 238 000 человек, живущих с ВИЧ. Всего за период с 1987 по 2016 гг. было зарегистрировано 297 424 новых случая ВИЧ-инфекции. Первоначально, эпицентром эпидемии была группа людей, употребляющих наркотики инъекционно (ЛУИН), затем же она распространилась на другие группы высокого риска, такие как работники (-цы) коммерческого секса и мужчины, практикующие секс с мужчинами (61,6% передаются половым путем против 21,8% инъекционной передачи в 2016 году). В 2012 году было зарегистрировано 20 743 новых случая инфицирования ВИЧ, что стало первым зарегистрированным уменьшением зарегистрированных случаев с 1999 года. Между тем, в 2016 году было зарегистрировано 17 066 новых случаев по сравнению с 15 869 вновь зарегистрированными случаями в 2015 году, что говорит о волнообразном течении эпидемии (либо об изменении метода сбора данных о новых случаях инфицирования).

Количество ЛЖВ растет непропорционально темпам охвата лечением ВИЧ. Согласно недавним оценкам, 133 000 ЛЖВ были зарегистрированы на диспансерном учете (у каждого третьего из них была диагностирована стадия СПИД). К концу 2016 года, 74 780 из этих людей получали антиретровирусную терапию. Из 133 тысяч, вставших на диспансерный учет, 47 531 были определены как ЛУИН, но только 7 472 из них получали АРТ (15,7%), что непропорционально ниже их доли среди всех нуждающихся в лечении ЛЖВ. Согласно данным некоторых исследований, ЛУИН по сравнению с людьми, не употребляющими наркотики, чаще сталкиваются с барьерами, препятствующими началу лечения ВИЧ, приему АРТ и сохранению приверженности к АРТ. Кроме того, среди ЛУИН, живущих с ВИЧ, более высокий риск смертности. В 2016 году, в Киеве, была подписана Парижская конвенция, в результате чего Киев официально стал городом FastTrack Cities Initiative. Согласно официальному сайту FTCI, FTCI призван укреплять существующие программы и ресурсы, связанные с
противодействием эпидемии ВИЧ:

• достичь каскада лечения 90-90-90
• увеличить использование комбинированных услуг по профилактике ВИЧ
• снизить до нуля негативное влияние стигмы и дискриминации
• создать общую веб-платформу, чтобы обеспечить постоянный мониторинг прогресса.

На практике, реализация инициативы FastTrack значительно упрощает и ускоряет процесс регистрации в СПИД центре (или кабинете доверия) и начала приема АРТ путем сокращения ряда бюрократических проблем при «вхождении» в процесс лечения и при начале приема АРТ — через создания безбарьерного доступа к АРТ лечения для всех ЛЖВ, не зависимо от их состояния здоровья. Идея инициативы FastTrack в значительной степени вдохновлена актуальным глобальным подходом «лечение как профилактика», согласно которому приверженность терапии АРТ снижает вирусную нагрузку, то есть подавляет развитие вируса, что означает, что ЛЖВ, приверженные АРТ не могут инфицировать тех людей, которые не имеют статус ВИЧ положительных.

Читать отчет здесь.

Конференция по СПИДу принесла работу в Таджикистане

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

50-летняя Зебо из южной Хатлонской области Таджикистана – бывшая трудовая мигрантка. Она отважилась и заявила на 22-ой Международной конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме о том, о чём долгое время молчала и держала в себе – о своём ВИЧ-положительном статусе. Зебо еще раз обратила внимание международного сообщества на то, что трудовые мигранты – одна из наиболее уязвимых групп перед ВИЧ.

Наше интервью с ней состоялось в Амстердаме, сразу же после её выступления на одной из сессий, посвящённых вопросам ВИЧ в аспекте трудовой миграции.

— Зебо, как вы решили уехать на заработки в Россию? Обычно, это считается уделом мужчин.

— В 2004 году после развода с мужем я осталась с тремя малолетними детьми на руках – старшим было 9 и 6 лет, младшей дочери 3 месяца. Я работала медсестрой в районном роддоме, дети росли, вместе с ними росли и траты, моего заработка уже не хватало на то, чтобы прокормить детей. Бывший муж обзавёлся новой семьёй и ничем не помогал. Многие мои земляки находились на заработках, поддерживали свои семьи. Я тоже решилась. Так мы с детьми оказались в Санкт-Петербурге.

— Не сложно ли женщине быть трудовым мигрантом?

— Очень сложно. Я же поехала от безысходности в никуда. Первые дни ночевала с детьми на вокзале, на улице. Случайные люди помогали – кто едой, кто деньгами. Как-то нас увидела наша землячка, работающая в Питере, сжалилась и разместила меня с детьми у себя. Я начала печь и продавать пирожки, появились свои деньги. Со временем заказов стало больше: я пекла, а старшая дочка продавала выпечку на Садовом рынке. Благо, от покупателей отбоя не было. Но приходилось работать, не покладая рук.

Я попробовала устроить свою жизнь в очередной раз, так как самой тяжело было справиться со всем навалившимся на меня грузом. Познакомилась с молодым человеком, поначалу всё было хорошо. Потом стала замечать за ним странные вещи, странное поведение. Оказалось, что он употреблял наркотики, кололся. Я просила его остановиться, но мои просьбы не помогали. Тогда я решила порвать с ним. Потом узнала, что однажды ему стало плохо и родственники увезли его на родину. С тех пор я ничего не слышала о нём, но мой диагноз ВИЧ напоминает мне о муже всегда.

— Когда вы впервые узнали о своем ВИЧ-положительном статусе?

— Через год после того, как я рассталась со своим партнером, в 2015 году. Неожиданно мне стало плохо, поднялась температура. Родные вызвали скорую, в больнице взяли анализы, выявили ВИЧ. Через месяц мне стало лучше, вернулась домой, но через полгода повторилось всё то же самое. Я буквально таяла на глазах, весила 34 килограмма. Врачи советовали вернуться на родину и лечиться. Деньги на билеты на самолёт для меня и детей собирали чуть ли не все земляки, работавшие в Санкт-Петербурге. Они знали, что я тяжело болею, но не знали точный диагноз. Вернулась домой, домашние уже всё знали. Встретили совсем нерадостно. Родные отвернулись от меня и попросили покинуть дом. Мама говорила, что, мол, я всех заражу, советовала не есть со мной из одной тарелки, не подавать мне руки. Помню, как она кричала: «Вон из дома, заразная!» Больно было всё это слышать, тем более от родной матери. Но мир не без добрых людей и меня приютила соседка, которая живёт через дорогу от родительского дома. Она выделила мне маленькую комнатку в небольшой постройке. Так и живу здесь до сих пор.

— Опять пришлось начинать всё с нуля?

— Да, опять. От своей знакомой узнала про офис СФВЗ-Таджикистан в Бохтаре. Пошла туда, там хорошо приняли, помогли с едой и лечением. Они же провели для уязвимых групп бизнес-тренинг, я получила кредит от микрокредитной организации. Купила всё необходимое, чтобы начать мелкую торговлю около дома. Иногда, когда нужно поехать в город, меня заменяет дочка. Дети во всём моя опора и поддержка. Сын тоже помогает продавцом на рынке, приносит домой 15 сомони в день (меньше двух долларов – прим.ред.). После моего выступления на конференции в Амстердаме глава СФВЗ-Таджикистан Икром Ибрагимов предложил мне работу консультантом в бохтарском офисе. Буду теперь получать зарплату. Огромное спасибо ему и всем членам его замечательной команде. С такой поддержкой моя жизнь постепенно налаживается.

Да, и о Амстердаме. Что вам дало участие на конференции по СПИДу AIDS 2018?

— Это была моя первая поездка в дальнее зарубежье. Я впервые участвовала на такой конференции. Слушала многих спикеров, была воодушевлена их рассказами. Они открыто говорили о том, что живут с ВИЧ по 20-25 лет, при этом следят за здоровьем и ведут вполне себе активный, насыщенный образ жизни. Это придало мне сил и уверенности. Я была поражена тем, что во многих странах людей с ВИЧ не преследуют, не избегают и не сторонятся. За несколько дней конференции я получила столько искренних объятий и рукопожатий, сколько я не получала с момента инфицирования. Почему же в нашей стране столько стигмы к ВИЧ-положительным, почему люди до сих пор живут стереотипами и боятся таких, как я? На одной из сессий на конференции в Амстердаме я услышала слоган «Преследуй вирус, а не людей». Как это точно сказано!

Исследование поведения и потребностей трансгендеров в услугах по профилактике ВИЧ/СПИДа в Украине

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Исследование поведения и потребностей трансгендеров в услугах по профилактике ВИЧ-инфекции/СПИДа в Украине»

Руководящие документы Всемирной организации здравоохранения, Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу и Глобального фонда для борьбы с ВИЧ/СПИДом, туберкулезом и малярией, в сфере формирования ответа на распространение ВИЧ акцентируют на том, что трансгендеров следует рассматривать как одну из ключевых групп. В странах Восточной Европы и Центральной Азии существуют угрожающие тенденции эскалации насилия и нарушения прав человека по отношению к трансгендерам, где дискриминация и стигматизация являются одними из главных факторов такого положения. Актуальность данного исследования подтверждена прежде всего тем, что на данный момент трансгендеры не признаются Министерством охраны здоровья в Украине явным образом как одна из групп повышенного риска инфицирования ВИЧ в связи с недостатком данных в этой сфере.

HPLGBT разделяет обеспокоенность связанную с тем, что данные о ВИЧ-инфекции среди трансгендеров ограничены. Большая часть опубликованной литературы концентрируется на трансгендерных женщинах, исходя из документированного высокого бремени ВИЧ-инфекции в этой группе населения, однако в данном исследовании мы изучили поведенческие модели и потребности трансгендерных мужчин в контексте ВИЧ/СПИДа.

Факторы, способствующих росту количества новых и постоянных клиентов низкопороговых пунктов профилактики ВИЧ-инфекции для людей, употребляющих инъекционные наркотики

Отчет исследования с участием сообществ «Изучение факторов, способствующих росту количества новых и постоянных клиентов низкопороговых пунктов профилактики ВИЧ-инфекции для людей, употребляющих инъекционные наркотики, в Республике Беларусь»

Пункты профилактики для потребителей инъекционных наркотиков представляют собой социальные центры по оказанию услуг. Для того, чтобы их работа приносила результаты в виде влияния на эпидемию ВИЧ, значительная часть потребителей инъекционных наркотиков должна всегда пользоваться чистыми шприцами и снизить рискованное поведение в контексте передачи ВИЧ-инфекции.

На 9481 тыс. жителей Республики Беларусь оценочное число ЛУИН составляет 75 000. Распространенность ВИЧ-инфекции среди ЛУИН составляет 25,1%, в то время как официальный показатель распространенности по стране составляет 0,194%. Данные показатели говорят о концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции в стране, при которой ВИЧ быстро распространяется в группе ЛУИН. В связи с этим наиболее целесообразной, с экономической точки зрения, стратегией в настоящее время будут являться мероприятия, направленные на потребителей инъекционных наркотиков. Предполагалось, что если в течение пяти лет будет расширение заместительной терапии метадоном (ЗТМ) до 20%, а программ обмена игл и шприцев (ПОШ) – до 40%, то к 2018 г. Это позволит предотвратить 3127 случаев вирусного гепатита С и 864 случаев ВИЧ-инфекции. Однако, несмотря на положительную оценку экономической эффективности ЗТМ в Беларуси, в результате
изменений как в наркосцене и схеме финансирования заместительной терапии метадоном, планируемые показатели так и не были достигнуты. Более того, количество людей, находящихся на заместительной терапии метадоном значительно снизилось с 1200 в 2014 году
до 800 в 2017.

Читать отчет здесь.

AIDS 2018: решит ли декриминализация проблему ВИЧ

Возможно, одной из самых важных сессий на недавно прошедшей в Амстердаме 22-й Международной конференции по СПИДу AIDS 2018 была сессия, которая поставила вопрос, почему мы все еще не можем остановить эпидемию среди людей, употребляющих инъекционные наркотики. Участникам сессии удалось рассмотреть эту проблему с точки зрения науки, правоохранительной сферы и самого сообщества наркопотребителей.

Метадон полезен для полиции

Профессор Ник Крофтс из Мельбурнского Университета уже более 20 лет работает в сфере вовлечения полицейских в борьбу с ВИЧ. Он считает, что декриминализация — абсолютно необходимый шаг решения проблемы.

«Мы не можем остановить эпидемию потому, что полицейские не являются нашими партнерами в ответе на ВИЧ, — утверждает он. — Для изменения этой ситуации нужно в первую очередь поменять роль полиции, что, в свою очередь, поможет внедрить маргинализованные слои населения обратно в общество».

В Австралии профессору и его единомышленникам удалось убедить полицейских, что такие программы снижения вреда, как метадоновая терапия и обмен игл и шприцев, могут быть полезными и для деятельности полиции.

«Но мы все еще не внедрили курс по снижению вреда в полицейские академии, мы все еще не обучили в достаточной степени полицейских, а обучение по принципу “равный-равному” важно не только в обычной среде активистов, но и среди такой своеобразной группы, как будущие или уже служащие полицейские. Полицейские могут слушать только других полицейских», — с улыбкой говорит Ник Крофтс.

ВИЧ – для изменения культуры

Очень важно найти тех полицейских, которые симпатизируют идее снижения вреда, провести с ними тренинги, чтобы они, в свою очередь, могли научить своих коллег в соответствующих агентствах.

“По крайней мере найдите хотя бы одного или двух, которые хотят что-то изменить! Найдите и поддержите их!”, — восклицает профессор.

ВИЧ может быть отправной точной для изменения культуры внутри полиции. Для начала, нужно привлечь полицейских, провести совместные семинары вместе с представителями гражданского общества и полиции, содействовать гендерному разнообразию в полиции (нужно больше женщин-полицейских), и, наконец, включить снижение вреда в теоретическую программу в полицейских академиях.

Тем не менее, профессор замечает, что не во всех странах возможна такая идиллия на полицейском участке.

“Треть их них понимает снижение вреда, треть из них может понять, и треть из них не поймет никогда. Наша задача — найти тех, кто понимает и может понять, и работать с ними, пока их количество не превысит тех, кто никогда не поймет снижение вреда”, — говорит он.

«Наркотический паек» для России

Доктор М. Дж. Миллоу, эпидемиолог из Ванкувера, рассказывает об интересном случае, который произошел в его городе в 1990 году. Уже тогда в Ванкувере работала большая программа обмена игл и шприцев, также предоставляли метадон. Эпидемия среди людей, употребляющих наркотики, успешно сдерживалась, но произошел неожиданный скачок новых случаев ВИЧ. Как же это могло случиться в городе с развитой программой снижения вреда? Все потому, что люди, не могли получить эти услуги, так как находились в тюрьме.

Эпидемиологи выяснили, что лишение свободы являлось одним из основных факторов повышения риска заражения и один из пяти всех новых случаев ВИЧ в Ванкувере был результатом лишения свободы.

В России же, согласно оценкам экспертов, каждый час 10 человек заражаются ВИЧ, а туберкулез является основной причиной смерти людей, живущих с ВИЧ. Большинство из них — люди, употребляющие инъекционные наркотики. В стране не предоставляется научно-обоснованное лечение наркозависимости, а именно — предоставление метадона, который, согласно недавнему заявлению МИД, является «наркотическим пайком».

До- и после-тестовое консультирование как услуга, создающая барьеры для доступа к тестированию на ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков

Финальный отчет по результатам пилотного исследования с участием сообществ “До- и после-тестовое консультирование как услуга, создающая барьеры для доступа к тестированию на ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков”

Расширение доступа к тестированию на ВИЧ является одним из ключевых принципов достижения так называемого каскада лечения (HIV treatment cascade or HIV care continuum). Каскад лечения 90/90/90 представляет собой амбициозный план UNAIDS по достижению к 2020 г. таких показателей: 90% людей знают свой ВИЧ статус, 90% людей, имеющих положительный статус, получают АРТ терапию, 90% людей,
принимающих АРТ терапию, имеют неопределяемую вирусную нагрузку (то есть не передают вирус при незащищенном сексуальном контакте). Тем не менее, доступ к тестированию остается неадекватным, и большинство людей, включая людей из групп риска, не знают своего статуса. Кроме того, несвоевременное тестирование, тестирование на тех стадиях, когда АРТ терапия малоэффективна, является основным фактором смертности от ВИЧ-инфекции во многих странах мира. Оптимизация профилактики ВИЧ, улучшение доступа к уходу и лечения ВИЧ в странах с высоким уровнем распространенности требует регулярного тестирования, особенно среди представителей групп риска.

Эпидемия ВИЧ в России является самой широкомасштабной и быстрорастущей в Восточной Европе и Центральной Азии, более 98 000 новых случаев ВИЧ-инфекции были зарегистрированы в 2015 году, и этот показатель растет на 10-15% в год. В начале 2016 года, глава федерально центра СПИД Центра официально заявил о том, что количество людей, живущих с ВИЧ в России, достигло отметки в 1 миллион человек. Каскадные данные лечения показывают, что только 12% от общего оценочного количества ЛЖВ в России получали АРТ в 2013 году, а 9% — имели неопределяемую вирусную нагрузку, а охват АРТ в России ниже, чем в странах Африки к югу от Сахары.

Количество людей в России, употребляющих наркотики инъекционно (ЛУИН), оценивается более чем в 1,8 миллионов человек, а инъекционный путь передачи ВИЧ является доминирующим. До 2009 года в России были широко распространены программы обмена игл, благодаря финансированию Глобального фонда. В 2010 году, когда Глобальный фонд существенно сократил финансирование, количество пунктовобменов инструментария в России сократилось с 80 до 10.

Читать отчет здесь.

Факторы, влияющие на приверженность лечению ВИЧ-положительных женщин в течение двух лет после рождения ребёнка

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Здоровая мама: исследование факторов, влияющих на приверженность лечению ВИЧ-положительных женщин в течение двух лет после рождения ребёнка»

Несмотря на большой глобальный прогресс в сдерживании распространения ВИЧ, эпидемия продолжает расти в России тревожными темпами. Согласно официальной статистике в стране зарегистрировано 907 607 случаев ВИЧ-инфекции и каждый год прирост составляет 10%. Однако предполагаемое число реальных случае оценивается некоторыми экспертами в 2 раза выше. Эпидемия в России исторически концентрировалась среди людей, употребляющих наркотики. В настоящее время эта группа также продолжает быть одной из тех, что наиболее затронуты эпидемией, однако увеличивается число случаев полового пути передачи ВИЧ.

За последние годы в России отмечается тенденция «феминизации ВИЧ». Количество женщин среди людей, живущих с ВИЧ, постоянно увеличивается начиная с 2002 года и в настоящее время составляет 36,9%. А среди женщин в возрасте 30-35 лет 1,2% являются ВИЧ-положительными. Самые последние данные показывают, что 72% женщин, живущих с ВИЧ, инфицировались в результате гетеросексуального контакта. Женщины, которые употребляют наркотики и/или вовлечены в секс-работу, остаются наиболее уязвимыми
группами в России. Охват антиретровирусной терапией не соответствует темпам роста эпидемии. Россия одна из 30-и стран, где для достижения глобальных целей ЮНЭЙДС сначала необходимо покрыть пробелы с охватом лечением. И хотя за последние 5 лет АВРТ стала более доступной в России, нерешёнными остаются проблемы лечения, удержания на лечении и ухода при ВИЧ. АРВТ предоставляется бесплатно тем гражданам России, которые зарегистрированы в центрах СПИДа.

Женщины наиболее вероятно узнают о своем положительном ВИЧ-статусе во время беременности, потому что тестирование на ВИЧ входит в рутинную процедуру дородового ухода. С одной стороны, время беременности является удачным для вовлечения женщины в систему ухода в связи с ВИЧ, учитывая, что они уже связаны с системой дородового ухода. А с другой стороны, существует большое количество психологических и социальных факторов, которые также должны быть учтены, чтобы женщина продолжила приём антиретровирусной терапии не только во время беременности, но и после родов.