Владимир Курпита: «Днипро станет третьим городом в Украине, который присоединится к Fast-Track Cities»

Владимир Курпита считает, что программа Fast-Track Cities позволяет привлечь общественное внимание и дополнительное финансирование в проблеме распространения ВИЧ

Автор: Яна Казмиренко, Украина

Что дало украинским городам присоединение к стратегии Fast-Track Cities, и какие ожидания от конференции AIDS 2018 в Амстердаме — в интервью главы «Центра общественного здоровья» Минздрава Украины Владимира Курпиты. Он считает, что Украина хоть и находится на первых строчках рейтинга по количеству ВИЧ-позитивных людей, но государство делает все возможное, чтобы охватить людей с ВИЧ-статусом лечением.

— Какие достижения и проблемы Украины в области борьбы с ВИЧ будут представлены во время 22-ой Международной конференции по СПИДу AIDS 2018?

— Сейчас Украина занимает второе место по количеству ВИЧ-позитивных в Европейском регионе. Опережает нас только Россия. В Украине проживает более 230 тыс. ВИЧ-позитивных пациентов. У 146 тысяч установлен диагноз и они получают медицинскую помощь. Эпидемия ВИЧ в Украине является проблемой крупных городов, индустриально развитых мегаполисов и продолжает концентрироваться в группах риска (люди, употребляющие инъекционные наркотики, мужчины, имеющие секс с мужчинами, секс-работники). В Украине проблеме ВИЧ уделяют много внимания. В настоящее время реализуется уже седьмая госпрограмма, что является результатом эффективного сотрудничества международных партнеров, государственного сектора и общественных организаций. Примером такой политики является факт, что Украина одна из немногих стран на постсоветском пространстве, где на государственном и местном уровнях финансируются программы профилактики, в том числе программа заместительной терапии.

В Украине очень актуален вопрос выявления ВИЧ-позитивных пациентов, которые еще не знают о своем диагнозе. В частности, мы меняем алгоритмы тестирования и готовы интенсивно пропагандировать самотестирование. Существенным изменением является факт, что люди знают, что с ВИЧ статусом можно жить.

 — Сейчас в Украине лечится более 90 тысяч человек, а в 2020 году этот охват планируется увеличить до 196 тысяч человек. За счет чего это произойдет?

— На 1 апреля этого года в Украине проходит лечение более 98 тысяч человек. Мы активно расширяем доступ к лечению. Сейчас терапию можно получить в более 300 учреждениях здравоохранения и 100 местах лишения свободы. В 2014-2016 годах мы отмечали проблемы с доступностью антиретровирусного лечения на местах, но сейчас эта ситуация выровнялась.

Пациенты Украины имеют доступ к инновационным препаратам. Стоимость самого лечения также снижается за счет использования генерических форм. Сейчас средняя стоимость курса лечения составляет менее 200 долларов в год. Лечение стало проще для врача и легче для пациента. Если начать лечение вовремя, то достаточно принимать одну таблетку в день.

В рамках реформы здравоохранения в Украине предполагается, что тестирование и назначение первой схемы лечения сможет осуществлять семейный врач или участковый терапевт. Безусловно, для этого понадобится определенное время. Необходимо преодолеть страхи и опасения со стороны пациентов, повысить уровень знаний и опыта у врачей, однако без изменения этих стандартов мы не сможем обеспечить лечение для такого количества пациентов.

— В рекомендациях ВОЗ указано, что для контроля над распространением ВИЧ/СПИДа среди потребителей инъекционных наркотиков заместительную терапию должны принимать 20 тысяч человек. Сейчас в Украине — 11 тысяч…

— Заместительная поддерживающая терапия (ЗПТ) – это в наши дни самый эффективный метод профилактики ВИЧ среди инъекционных потребителей опиоидов. За последние несколько лет Украина сделала существенный рывок в расширении программ ЗПТ: изменились подходы к государственной политике, увеличилось количество лечебных учреждений, которые предоставляют лечение, мы первыми в регионе начали предоставлять ЗПТ за государственные ресурсы. При этом, ЗПТ остается высокобарьерным методом лечения, поскольку назначить ее может только нарколог и для этого
необходимо находиться на диспансерном учете. Пациенты беспокоятся о своей безопасности и конфиденциальности, боятся, что информация о них может быть передана правоохранительным органам. Также стоит напомнить, что ЗПТ – метод лечения опиоидной зависимости. Изменение наркосцены, с увеличением потребления стимуляторов, солей или других синтетических наркотиков требует применения других способов, в дополнение к метадону и бупренорфину. Поэтому суть государственной политики – не нарастить количество, а обеспечить доступ к заместительной терапии всем, кто в этом нуждается и соответствует критериям.

Сейчас мы совместно с коллегами из Национальной полиции, Министерства юстиции, Министерства здравоохранения, общественных и международных организаций работаем над изменением подходов и внедрением инновационных подходов для расширения ЗПТ (например, в местах лишения свободы), изучаем опыт пилотных программ в некоторых областях, где программы ЗПТ ведут семейные врачи.

 — В Украине Киев и Одесса присоединились к программе ускорения мер в борьбе со СПИДом Fast-Track Cities. Есть ли результаты?

— Программа Fast-Track Cities позволяет привлечь общественное внимание и дополнительное финансирование программы. Когда мер Киева длоВиталий Кличко говорит об ответе на эпидемию ВИЧ, обычные люди ему доверяют, они обращаются за помощью, проходят тестирование, начинают лечение и у городских властей появляется возможность контролировать эпидемию. Немаловажным является тот факт, что и в Киеве, и в Одессе городские власти приняли новые планы и задачи для городских программ по СПИДу и выделили дополнительное финансирование из городского бюджета. Кроме этого, участие в инициативе привлекло дополнительные средства со стороны международных доноров.

 — Какие еще украинские города собираются присоединиться к программе?

— Следующим городом, который присоединится к программе, надеюсь, станет Днипро (бывший Днепропетровск – примечание автора). Днепропетровская область уже сейчас лидирует по количеству пациентов на лечении. В области получает лечение 15 тысяч человек – это 1/6 всех пациентов Украины.

Эксперт: полигамия в Таджикистане – риск распространения ВИЧ

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

Полигамия в Таджикистане является одним из основных факторов, способствующих быстрому распространению ВИЧ в стране. Об этом сообщает исследование Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ. Эта сеть в 2018 году вместе с общественным фондом (ОФ) «Ваш выбор» провела обзор правовой среды в аспекте ВИЧ.

Защита прав, независимо от статуса

В Таджикистане многожёнство официально запрещено и это карается наказанием в виде крупного штрафа либо двумя годами исправительных работ. Но с усилением влияния религии в обществе многие мужчины имеют несколько жён — второй и последующие браки женатого мужчины не регистрируются, но освящаются муллой, и, как правило, жёны живут в разных местах.

«Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин призвал Таджикистан обеспечить защиту прав женщин в существующих полигамных и религиозных браках, независимо от их регистрационного статуса», — говорит представитель ОФ «Ваш выбор», гендерный и правовой консультант исследования Лариса Александрова.

По её словам, в аспекте ВИЧ полигамия имеет свои негативные последствия. Во-первых, в сексуальных отношениях женщины в Таджикистане в большинстве случаев не имеют права на принятие решения об использовании презервативов. Женщины не могут противостоять небезопасной модели поведения мужчин в интимных отношениях. Программы по безопасному интимному образу жизни и планированию семью, как показывает статистика по ВИЧ, не являются успешными и не имеют эффект воздействия на мужчин и молодежь.

Нераскрытая информация – угроза для неофициальных жён

Другая проблема, продолжает Лариса Александрова, это запрет мужчин, которые живут с ВИЧ на то, чтобы жёны обращались в больницу за лечением.

Лариса Александрова, представитель ОФ «Ваш выбор», гендерный и правовой консультант исследования

«Одна из причин такого поведения мужей – это боязнь огласки ВИЧ-статуса, другая – это лишняя статья расходов на лечение супруги, которая чаще всего находится на его обеспечении. Такое поведение оборачивалось во многих случаях смертью женщин», — говорит собеседница.

Кроме того, мужчины с ВИЧ, имеющие несколько жён, инфицируют их всех. При этом, в ходе консультации в Центре СПИД они не всегда раскрывают информацию о том, что имеют нескольких жён, так как по закону многожёнство в стране уголовно наказуемо. Соответственно, нераскрытая информация становится угрозой для жизни неофициальных жён. Они попросту не будут знать о своём статусе и не смогут принимать лечение.

«Полигамия – это большой риск развития эпидемии ВИЧ. В городе Нурек в 2017 году адвокат защищала в суде интересы женщины, получившей позитивный статус ВИЧ от мужа, по возмещению ей морального и материального вреда в связи с передачей ВИЧ. В ходе расследования выяснилось, что у супруга была вторая жена, которая, как потом узнала истица, умерла от туберкулёза. После этого мужчина женился по мусульманскому религиозному обычаю в третий раз. И истица видела их вместе в Центре СПИД города Нурек, где они принимали антиретровирусную терапию. Возможно, что уже и третья жена имела позитивный статус», — рассказывает Лариса Александрова.

Это далеко не единичный случай. При опросе женщин, живущих с ВИЧ, некоторые респонденты также говорили о том, что у их мужей были вторые жёны, и это выяснялось как раз тогда, когда им ставили диагноз ВИЧ.

Процент передачи ВИЧ от матери ребенку в Кыргызстане – минимален

Сейчас около половины суммы, выделяемой Кыргызстаном по компоненту ВИЧ, приходится на покупку тест-систем для беременных

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Кыргызстан готовится получить сертификат, подтверждающий элиминацию передачи ВИЧ от матери ребенку. За последние пять лет программами профилактики охвачены более 95% беременных женщин, а на новые случаи передачи ВИЧ от матери ребенку сейчас приходится менее 2%.

Тестирование – неотъемлемая часть профилактики

С 2007 года всех женщин в стране при взятии на учет по беременности обследуют на ВИЧ. В случае положительного результата, ставят на диспансерный учет и консультируют о необходимости антиретровирусной терапии (АРТ).

«Результатом хорошей, доходчивой консультации становится добровольное согласие женщины начать терапию. Иногда бывают редкие отказы из-за непонимания, религиозных убеждений, но чаще по причине самостигматизации. Таких отказов сейчас менее 2%, – рассказывает Эркин Тостоков, врач диспансерного отдела Республиканского Центра (РЦ) «СПИД». – Бывают случаи, когда женщина впервые попадает к врачу только в момент родов. Для этих женщин мы делаем экспресс-тестирование в родильных домах и, при подтверждении ВИЧ. Там же выдаем АРТ-препараты. Мы регулярно обновляем клинические протоколы по последним рекомендациям ВОЗ и обучаем наших врачей».

Дети, рожденные от ВИЧ-положительных женщин, проходят несколько этапов обследования: раннюю диагностику, чтобы выяснить заражен ли ребенок внутриутробно, затем в течение 4-6 недель исключают заражение в процессе родов, и последний анализ позволяет определить статус ребенка после окончания грудного вскармливания. Дети проходят профилактику АРТ-препаратами в зависимости от степени риска и на весь период до окончательного подтверждения/снятия диагноза (до 18 месяцев) получают ежемесячное государственное пособие.

Пособие для детей с ВИЧ

Елена узнала о своем положительном статусе ВИЧ в 2011 году, а через некоторое время узнала и о своей беременности. Ситуация на тот момент у нее была тяжелая: не было работы, жилья, денег. Женщина была в растерянности из-за своего ВИЧ-статуса.

«Врач мне назначил АРТ и я стала принимать таблетки, хотя раньше отказывалась из-за аллергии, – вспоминает Елена. – Я родила девочку и она получала профилактическое лечение два месяца. Когда дочке было полтора года, врачи сделали последний анализ и сняли с учета, так как она была абсолютно здорова. Но страх у меня еще долго оставался, и до четырех лет я сама регулярно возила ее на анализы».

Сейчас около половины суммы, выделяемой государством по компоненту ВИЧ, приходится на покупку тест-систем для беременных. Государство выдает пособие для детей с ВИЧ и бесплатные заменители грудного молока.

«Наши программы профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку за последние 7-8 лет достигли очень больших успехов: процент передачи снижен с девяти до одного, – отмечает Айбек Бекболотов, заместитель директора РЦ «СПИД». – В этом большая заслуга врачей поликлиник и родильных домов. Сейчас мы не пропускаем практически ни одну беременную. Экспресс-тестами и АРТ-препаратами обеспечены все родильные дома. Очень сильно нам помог ЮНИСЕФ, который поддерживал обучение врачей, внедрение ранней диагностики у новорожденных, экспресс-тестов в родильных домах. Сейчас они помогают нам подготовиться к получению сертификата элиминации ВИЧ от матери ребенку. Такой сертификат страна может получить, если снижает вертикальный путь передачи меньше, чем до двух процентов и за последние два года охватывает профилактическими программами более 95% беременных. Есть свои требования к индикаторам и процедурам подсчета этих данных и мы сейчас приводим их в соответствие».

Поддержка и обучение в летнем лагере

Сейчас на учете состоит 478 детей с ВИЧ, 464 из которых получают лечение. Ежегодно при поддержке ЮНИСЕФ для детей с ВИЧ проводят летние лагеря, но в этом году это событие впервые примет международный формат.

«В течение недели в июле будет проходить лагерь для детей, родителей, врачей, социальных работников из Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана. Тренерами будут представители Великобритании, Украины, России, Германии, Испании, Нидерландов, Италии, – рассказывает Айбек Бекболотов. – Лагерь будет состоять из нескольких параллельных мероприятий: форума для ВИЧ-позитивных подростков и их родителей, тренинга для педиатрических медицинских работников и тренинга для психологов и социальных работников».

Медицинских и социальных работников обучат работе с ВИЧ-позитивными детьми, а от детей и их родителей ожидают развития навыков поддержки, лидерства и формирования нового сообщества.

Позиция AFEW: Не оставляйте без поддержки борцов с ВИЧ в России

Крайне необходимо продолжить работу по профилактике и лечению ВИЧ в России. Теперь, когда ситуация со здравоохранением в России становится критической, солидарность с россиянами и российскими неправительственными организациями (НПО) необходима, как никогда раньше. Политические деятели, международные доноры и организации помощи должны сосредоточиться на том, что еще возможно сделать для борьбы с ВИЧ.

Один миллион ВИЧ-инфекций

В России наблюдается наибольшее число новых случаев ВИЧ-инфекции из всего региона Восточной Европы и Центральной Азии. В январе 2016 года число людей, живущих с ВИЧ, превысило миллион. По оценкам, еще 500 000 человек не знают своего диагноза. Среди них, заражаются ВИЧ в основном потребители инъекционных наркотиков, это касается не менее 54% новых случаев ВИЧ-инфекции. Эта уязвимая группа, подобно секс-работникам, лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям (ЛГБТ), сталкивается со стигматизацией и дискриминацией, которые препятствуют получению лечения и ухода.

Прагматизм работает

НПО играют решающую роль для сдерживания распространения эпидемии ВИЧ в России. Во всем мире было доказано, что эта практика успешно работает. Благодаря голландскому подходу, новые ВИЧ-инфекции среди потребителей наркотиков не появляются в Нидерландах. Даже более – в настоящее время число заболеваний, передающихся половым путем, значительно меньше среди секс-работников, чем среди учащихся. Прагматичный и толерантный подход действует везде.

Укрепление потенциала местных НПО позволяет им охватить группы населения, для которых они работают, и обеспечить доступ людей, живущих с ВИЧ, к программам предоставления ухода. Общение между местными органами власти и НПО также дает потребителям наркотиков, секс-работникам и сообществу ЛГБТ возможность участвовать в разработке совместных способов борьбы с эпидемией ВИЧ.

Непросто

К сожалению, российское законодательство, регулирующее деятельность НПО, не позволяет легко выработать конструктивный подход, хотя в принципе он возможен. Сильные организации, имеющие хорошую базу знаний и мотивированные на результат, существуют, и они предоставляют уход и оказывают помощь даже в условиях ограниченных финансовых ресурсов. Им нужны (финансовая) поддержка и солидарность, потому что практически ни одна другая восточноевропейская страна не сократила международную поддержку борьбы с ВИЧ. Более того, имея 17-летний опыт предоставления поддержки в регионе Восточной Европы и Центральной Азии, сеть AFEW понимает, что всегда следует указывать российским властям на их обязанности и важную роль НПО.

Продолжайте борьбу с ВИЧ

Если мы будем продолжать наблюдать только издалека, то и без того сложная ситуация в России ухудшится, с катастрофическими последствиями для здравоохранения во всем мире. Мы не можем этого допустить. Есть большое количество специалистов, обладающих необходимыми знаниями, с одной стороны, а также представителей местных властей, которые просто хотят лучшего для своих граждан, с другой. Именно поэтому мы продолжаем акцентировать внимание на необходимости диалога и поддержки организаций, работающих на местном уровне, в России. Например, в феврале 2018 года в Нидерланды приезжала делегация из России, чтобы узнать, как правительство может предоставлять финансовую поддержку НПО. Благодаря построению доверительных отношений с местными властями в России, а также благодаря человечности и прагматизму многое еще возможно. Исходя из этого, мы призываем политических деятелей, доноров и организации помощи не оставлять без поддержки борцов с ВИЧ в России.

Центр комплексной поддержки в Алматы – дом для всех

Еще три месяца назад здание центра – трехэтажный коттедж казался огромным и пустым. Сейчас он наполнился голосами

Автор: Марина Максимова, Казахстан

Первый в г. Алматы, Казахстан, центр комплексной поддержки «Реванш» для тех, кто попал в трудную жизненную ситуацию, открылся месяц назад. Центр созданный по инициативе сообщества людей, живущих с ВИЧ.

Люди-невидимки

Люди, живущие с ВИЧ (ЛЖВ), употребляющие наркотики (ЛУН), прибывшие из мест лишения свободы… Люди, от которых нередко отмахиваются или стараются не замечать. Они как невидимки, припертые к стене безысходности, со шлейфом годами не решенных проблем и безверия, что свет в конце тоннеля есть. Теперь они знают куда пойти и где получить помощь. Там точно поймут и не откажут. Теперь адрес: г. Алматы, улица Омарова, дом 14-а на устах у многих. Его передают друг другу, понимая, что для кого-то это, возможно, последняя надежда.

— Центр открыт силами сообщества, что является одним привлекательных факторов для потенциальных клиентов. Здесь люди могут переночевать и даже пожить какое-то время, пока не решат свои первостепенные проблемы. А самое главное – могут получить временную регистрацию, что является основным барьером для восстановления документов, «прикрепления» к медицинскому учреждению и т. д. Центр — это уникальная инициатива, очень своевременно воплощенная в жизнь, — рассказывает Роман Дудник, исполнительный директор общественного фонда «ЭФЬЮ Казахстан».

ОФ «ЭФЬЮ Казахстан» поддержал идею открытия центра «Реванш» в рамках проекта «Ускоренный ответ на эпидемии ВИЧ/туберкулез среди ключевых групп в городах Восточной Европы и Центральной Азии». Среди других инициаторов — активисты «Фонда женщин, живущих с ВИЧ» и общественного фонда «Фонд социальной помощи Реванш».

«Я дошла до самого дна»

Руководитель нового центра Елена Билоконь знает о жизни людей с рискованным поведением не понаслышке. Употребляла наркотики, жила на улице, 22 года живет с ВИЧ. Вдохновили на новую, свободную жизнь реабилитационные центры. С их клиентами познакомилась по общественной работе. А увидев помещения, совместный труд, помощь друг другу, просветленные лица, сама захотела открыть центр.

Первый успешный опыт осуществила в г. Темиртау. Это кризисный центр помощи семье под названием «Мой дом», который сегодня успешно помогает многим женщинам и их детям, попавшим в беду. Алматинский проект оказался более обширным.

— У нас есть клиенты, которые не могут получить антиретровирусные (АРВ) препараты, а значит снизить вирусную нагрузку, и даже обследоваться по три и более лет. Что говорить о мигрантах, если наши граждане не могут получить эти услуги. То же с больными туберкулезом, которые остались без пособий, которые им полагаются. Люди не могут даже трудоустроиться. А когда дети вместе с родителями попадают в кризисную ситуацию и им тоже нужна помощь, иногда даже больше, чем взрослым, — говорит Елена Билоконь, руководитель «Фонда женщин, живущих с ВИЧ».

До 40 звонков в день

Телефоны в центре звонят целый день. Помощь требуется многим. Да и самому центру тоже. Посуда, одежда, постельное белье, мебель, продукты питания… С этим помогают добрые люди. Кинули клич в социальные сети – откликнулись многие.

Еще три месяца назад здание центра – трехэтажный коттедж казался огромным и пустым. Сейчас он наполнился голосами. 25 человек прошли экспресс-тестирование на ВИЧ, 17 нашли работу, 11 получили диагностику на гепатиты и туберкулез. Это не просто статистика. За каждой цифрой борьба за чье-то здоровье и жизнь. Каждый день.

— Открытие такого центра, где услуги уязвимым группам населения оказываются комплексно – событие для нашего города. Ведь все ранее созданные кризисные центры имеют каждый свой профиль работы с определенной категорией населения. Найти свой центр нуждающимся не всегда получается во время. В «Реванше» помогают всем, — отмечает Альфия Денебаева, заместитель главного врача Центра по профилактике и борьбе со СПИД г.Алматы.

Тренинги медиков и общественных лидеров по социальному сопровождению, организации аутрич работы, стигме и дискриминации готовят из числа клиентов центра волонтеров. На недавнее мероприятие по открытию в центре молодежно-подросткового клуба пришло много гостей. Но гостями их здесь не называют – это друзья и единомышленники, которых с каждым днем у центра становится больше.

Сеть «COBATEST» ищет новых членов в регионе ВЕЦА

Первые результаты проекта «COBA-Cohort», связанного с сетью «COBATEST», теперь доступны в Интернете. Исследование проводилось среди ВИЧ-отрицательных мужчин, имеющих сексуальные отношения с мужчинами (МСМ), которые прошли тестирование на ВИЧ в рамках добровольного консультирования и тестирования на базе сообществ на ИППП/ВИЧ (ДКТБС) в шести европейских странах. Полная версия отчета на английском языке доступна здесь.

«В настоящее время у нас есть два члена в регионе Восточной Европы и Центральной Азии, но мы хотели бы увеличить эту цифру, чтобы представленность сети стала лучше, — говорит координатор сети «COBATEST» Анна Конвей. — Сеть «COBATEST» является одним из способов налаживания контактов между организациями в Европе, которые предлагают услуги ДКТБС, и способствуют тестированию, ранней диагностике и перенаправлению на лечение в группах риска. В настоящее время 52 организации ДКТБС из 21 европейской страны являются членами сети».

Сеть «COBATEST», созданная в 2009 году в рамках проекта «HIV-COBATEST» Программы общественного здравоохранения Европейского союза, помогает наладить связи между ДКТБС по всей Европе. Миссия сети «COBATEST» заключается в содействии тестированию на ВИЧ/ИППП и перенаправлению на лечение среди уязвимых групп, улучшению качества обслуживания ДКТБС в Европе, обмену передовым опытом и предоставлении инструментария, который бы способствовал более продуктивной совместной работе профессионалов.

Результаты отчета за 2017 год показали, что представители групп риска пользуются услугами организаций-членов сети «COBATEST» чаще, чем население в общем. В прошлом году члены «COBATEST» провели 111 579 тестов на ВИЧ. Из 1421 тестов, которые были реактивными, 859 теста были положительными. Тестирование было наиболее эффективным среди мужчин, имеющих сексуальные отношения с мужчинами, мужчин-секс-работников и представителей трансгендерных групп.

Более подробную информацию о том, как присоединиться к сети, можно найти здесь.

Новый член совета попечителей AFEW

AFEW Интернешнл рад сообщить о приеме в состав Совета попечителей нового участника – Марию Яковлеву. Новый член Совета приступила к своим обязанностям в мае 2018 года.

Мария Яковлева – директор Программно-целевого Благотворительного Фонда «Свеча». Работает в сфере ВИЧ с 2010 г. Присоединилась к организации волонтером и уже в 2013 году стала директором. Фонд «Свеча» – это организация сообщества, работающая с ВИЧ-положительными людьми. В основному органиация работает с потребителями наркотиков. За восемь лет работы в сфере ВИЧ Мария участвовала в различных пациентских инициативах: являлась координатором Фонда Молодых Лидеров (HIV Young Leaders Fund) по региону Восточная Европа и Центральная Азия, а также была одной из основательниц движения «Пациентский Контроль». Мария Яковлева – член всероссийский женской ассоциации ЕВА – сети женщин, затронутых эпидемией ВИЧ и других социально значимых заболеваний.

По состоянию на 2018 год, в состав Совета входит семь членов. Больше информации о них можно узнать здесь.

Михаил Голиченко: «Эпидемия ВИЧ в России – эпидемия бесправия»

Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД

Автор: Анастасия Петрова, Россия

О правах человека в контексте ВИЧ в России беседуем Михаилом Голиченко. Михаил Голиченко – адвокат, ведущий аналитик по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД (Canadian HIV/AIDS Legal Network — организация со специальным консультативным статусом при Экономическом и социальном совете ООН). В прошлом — сотрудник московского офиса Управления ООН по наркотикам и преступности. Работает в области продвижения прав человека, включая устранение правовых барьеров для доступа потребителей инъекционных наркотиков и лиц, содержащихся в местах лишения свободы к осуществлению права на здоровье и эффективным программам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ/СПИД. Имеет ученую степень кандидата юридических наук.

— Недавно прошел День памяти людей, умерших от СПИДа. О чем для вас этот день?

— Это хороший повод для того, чтобы задуматься о жертвах ВИЧ. Но одновременно о том, какова может быть наша роль в том, чтобы люди, которые умерли от болезни, не погибли зря.

В Тольятти, кажется, в 2012 году, по традиции в этот день люди вышли в парк, раздавали презервативы, литературу по ВИЧ, зажигали свечи. Все происходило рядом с памятником павшим героям Великой Отечественной Войны. Тольятти небольшой город, и мест для проведения акций не так много. Получилось так, что во время этих мероприятий сосуд с презервативами поставили рядом с вечным огнем и это было неверно проинтерпретировано журналистами. В итоге организаторы получили штрафы за проведение массовых мероприятий в непосредственной близости с памятниками героям ВОВ. Есть такой местный закон в Тольятти.

Это символизирует то, что мы находимся по разные стороны процессов: общество, которое осознает проблему, и государство, которое ничего не делает для того, чтобы вопрос начал рассматриваться под правильным углом.

Расскажите, пожалуйста, о ситуации с правами человека в России и о связи с эпидемией ВИЧ?

— Основным фактором развития эпидемии ВИЧ в России является нарушение прав человека, которые повышают уязвимость отдельных групп населения к ВИЧ. Люди, употребляющие наркотики, секс-работники, мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ), трансгендеры и мигранты лишены возможности получать адекватную профилактику, лечение и уход в связи с ВИЧ и другими социально значимыми заболеваниями.

Социальной одеждой современного человека являются права. Их представляет закон, возлагающий на государство обязанности. Набор прав человека греет и защищает от всех агрессивных воздействий социальной среды. С определенных групп, таких как потребители наркотиков, часть одежды просто сняли. Эти люди, по сути, находятся в голом виде в сорокаградусный мороз на улице. Конечно, они будут болеть. Здесь не надо никаких иллюзий, даже если у нас завтра на каждом углу появятся стерильные иглы и шприцы, это, конечно, улучшит ситуацию, но ненамного. У нас будут продолжаться репрессии, гонения на потребителей наркотиков, которые мешают людям обращаться за медицинской помощью.

Та же ситуация с секс-работниками. Они знают о том, что надо использовать презерватив. Но они также знают, что если вдруг их изобьет клиент, который настаивает на сексе без презерватива, никто их не защитит. Полиция будет в первую очередь обвинять секс-работницу в том, что она занимается секс-работой. Иногда проще не использовать презерватив с надеждой, что заражения не будет, чем быть избитым или избитой, зная, что в полицию обращаться не имеет смысла.

Про МСМ также можно сказать. Вот сейчас закрыли сайт ПАРНИ-ПЛЮС, который публиковал информацию о профилактике ВИЧ среди мужчин, имеющих секс с мужчинами. Других подобных источников в России практически нет. Откуда будут люди, частью жизни которых является их сексуальная идентичность, брать эту информацию? Будет расти их уязвимость, будет расти стигма. Здесь связь прямая. В России эпидемия ВИЧ – это эпидемия бесправия.

— Расскажите о своем выступлении в Комитете по правам инвалидов. Ведь после него было рекомендовано пересмотреть подход к наркополитике в России…

— Таких рекомендаций было уже много. Комитет по экономическим и социально-культурным правам, потом Комитет по правам человека, потом Комитет по правам женщин, Комитет по правам инвалидов, сейчас будет Комитет против пыток. Комитеты осознают, что наркополитика в России – один из драйверов систематических нарушений, и дают эти рекомендации.

На мой взгляд, основная рекомендация датируется октябрем 2017 года, когда Комитет по экономическим и социально-культурным правам рекомендовал России декриминализовать хранение наркотиков без цели сбыта. В том же ряду развертывание методов снижения вреда, легализация заместительной терапии, распространение правдивой информации о наркотиках, профилактика передозировок, внедрение заместительной терапии для беременных, прекращение пыток потребителей наркотиков в полиции, включая прекращение использования синдрома отмены для получения показаний. Россия все эти рекомендации не очень исполняет, но, в конце концов, постоянство давления обеспечит результат.

Основной наш инструмент – попытка вовлечь власть в диалог, чтобы люди хоть чуть-чуть прониклись необходимостью поменять конкретные вещи. Есть набор абсолютно четких рекомендаций, которые надо исполнить. И это точно будет работать. Там, где нарушаются права человека, нет устойчивости, там всегда есть место внутреннему конфликту, там нет развития.

Какие, по вашему мнению, необходимо предпринять меры России, чтобы остановить эпидемию ВИЧ?

Нужно просто вспомнить о том, что мы люди. Не надо никаких законов, есть Конституция и ее достаточно. Благополучное сосуществование – это та ценность, без которой мы прожить не сможем. Это возможно только в условиях любви, взаимопонимания и взаимопомощи.

К награде – через ВИЧ и тюрьму

Автор: Ирма Кахурашвили, Грузия

У Тамар небольшой собственный домик в Тбилиси. Мы сидим в крошечной комнате этого дома, украшенной цветными воздушными шариками с детского праздника. Все двери открыты настежь и из зеленого дворика доносится аромат сирени. Тамо рассказывает о своей неспокойной жизни – о троих детях и тюремном заключении, о работе и ВИЧ, с которым она живёт уже несколько лет.

Тамар Гахокидзе – социальный работник в НПО «Гепа плюс». Она помогает ВИЧ-позитивным людям и людям с наркозависимостью. В прошлом году она получила награду имени сестёр Фриды и Эдиты (для тех, кто работает на уровне сообществ на национальном и международном уровнях в Армении, Грузии, Азербайджане, Беларуси, Молдове, России и Украине – прим. авт.) за лидерство социальной активности, которая улучшает качество жизни ключевых групп населения и вдохновляет других людей быть социально активными.

Вне зоне доступа к АРВ

В 2004 году Тамо оказалась в женской колонии. При стычке с подвыпившем мужем, она непреднамеренно лишила его жизни. Эта трагедия изменила всю её жизнь. После четырех лет тюремного заключения она узнала, что ВИЧ-позитивна. Результат анализа на ВИЧ в колонию привёз сотрудник информационного медико-психологического центра «Танадгома». Тамо думала, что это розыгрыш. Сначала не могла поверить и когда в который раз её спросили, поняла ли она какой у неё диагноз, чётко ответила: «Нет!» Врач сказал Тамо, что она может сохранять в тайне информацию о своём состоянии здоровья, но она решила это не скрывать.

Что случилась, как и где заразилась – эти мысли не давали покоя. В женской колонии у Тамо дважды был риск инфицироваться – удаление аппендикса и удаление зуба в тюремной больнице. Тамо считает, что причиной инфицирования стала небрежность врача, который использовал нестерилизованные медицинские инструменты.

Позже в тюрьме Тамо попросила стоматолога выделить ей отдельную коробочку, где хранились бы её личные медицинские инструменты.

«Таким способом я оградилась от других женщин. Так мне было спокойнее, ведь я точно знала, что и другие могли оказаться на моём месте. Я не выходила из кабинета врача до тех пор, пока тот не стерилизовал мои интрументы», — говорит женщина.

В те годы в колонии было более 1500 женщин. После того, как Тамо объявили, что она ВИЧ-позитивна, женщины сторонились её. Её боялись и врачи: дантист отказался лечить, другой врач, у которого она попросила витамины, ответил, чтобы она не подходила к нему. Дискриминация продолжалась и вне тюрьмы, когда Тамо рожала ребенка. Не очень везло и с работодателями – о том, что Тамар бывшая заключенная и у неё проблемы со здоровьем, знали все.

Несмотря на преграды, Тамо стала одной из первых женщин в Грузии, которая открыто сообщила всем, что живет с ВИЧ. Она призвала ВИЧ-позитивных женщин не боятся и рожать, говорила о том, что они могут иметь здоровых детей и сама была примером. Будучи ВИЧ-позитивной, Тамар родила двух здоровых детей.

Решать проблемы – говорить о них

После восьмилетнего тюремного заключения Тамо хочет разобраться что же с ней произошло.

«Я собрала все нужные документы, хочу обратиться в суд и узнать правду о том, почему я, будучи ифицированна в тюрьме не по своей вине, намеренно не получала медицинскую помощь? Помню, когда я сломала ногу и по этой простой причине немедленно состоялась телефонограмма, комиссия и даже приехали следователи. Так почему никто не обратил внимания на на меня тогда, когда моей жизни угрожала реальная опасность?» — спрашивает женщина.

По словам Тамо, в то время лечение должны были проходить все, у кого было CD4 ниже 350 клеток. Она же лечения не получала. Женщина показывает свою медицинскую форму, где указанно, что у нее был и кризис и низкие показатели CD4 — 51, 90, 106, 136…

Сейчас Тамо уверена, что сообщество ВИЧ-позитивных людей сможет решат любые проблемы, если будет открыто говорить об них.

«У меня нулевая вирусная нагрузка. Я живу, как все и хочу жить дальше», – говорит она.

Тамар вспоминает, что не опускала рук даже тогда, когда боялась своего статуса.

«Я плакала каждый день и мне казалась, что может быть это мои последние часы жизни. Со мной рядом никого не было, кто бы мог просто поговорить и успокоить меня, но я все преодолела. Я мечтала увидеть сирень моего двора и теперь я не только вижу её, но и чувствую ее аромат. А еще со мной мои любимые дети, родители и друзья!» – говорит Тамо.

Нужды и потребности женщин, живущих с ВИЧ в Кыргызской республике

Отчет по результатам исследования с участием сообществ «Нужды и потребности женщин, живущих с ВИЧ в Кыргызской республике»

«Выявление нужд и потребностей женщин, живущих с ВИЧ в Кыргызской Республике» представляет собой анализ доступа к диагностике, лечению, уходу и поддержке женщин, живущих с ВИЧ в КР, а также рекомендации по улучшению условий доступа к вышеуказанным услугам.

Исследование было проведено Общественным фондом «Просвет» при финансовой и технической поддержке AFEW Интернешнл. Отчет представляет интерес для политиков, сотрудников Министерства здравоохранения, Центров СПИД, учреждений гражданского общества, представителей международных организаций, а также прочих организаций и лиц, работающих в области борьбы с ВИЧ-инфекцией или смежных проблем.

Читать отчет здесь.