«У меня ВИЧ и это — не приговор»

Амина из Таджикистана живет с ВИЧ девять лет

Автор: Наргиз Хамрабаева, Таджикистан

В ее воспоминаниях жизнь делится на до и после выявления ВИЧ. И, как ни странно, после – не приговор, не трагедия, не конец, если принимать терапию.

С 29-летней Аминой (имя изменено) мы встретились в одной из кофеен в Душанбе, Таджикистан. Она пришла на встречу после работы запыхавшаяся, боялась опоздать. Приятная внешность, здоровый румянец на щеках, волосы, выбивающиеся прядью из-под аккуратно повязанного платочка, белоснежные зубы. Про таких говорят «пышет здоровьем».

Медленно попивая кофе, она рассказывает свою историю. Амина живет с ВИЧ уже девять лет и нисколько не стесняется своего статуса. Она уверена, что человек с таким диагнозом, как у нее, может жить так же, как с каким-нибудь хроническим заболеванием. Главное вовремя принимать антиретровирусную (АРВ) терапию и проверяться у врача.

Пламя, больница, переливания крови..

В 2007 году она вышла замуж за своего дальнего родственника. Вернее, как это часто бывает в таджикских семьях, ее выдали замуж родители.

«Так получилось, что двух моих сестер выдали замуж за родственников моего отца, и чтобы выровнять «баланс», меня выдали за родственника матери. Тяжело мне было. Мы жили в доме родителей мужа. С нами жили и три золовки, которые после развода переехали в родительский дом. О спокойствии можно было только мечтать», — рассказывает Амина.

Бывало, что девушка становилась объектом мести золовок из-за ссор ее мужа со своими сестрами. Однажды, после очередной такой ссоры, Амина развела костер во дворе и готовила еду в большом котле. У нее тогда уже был годовалый ребенок и она ждала второго малыша. Девушка подбрасывала хворост, чтобы огонь разгорался сильнее, как вдруг сзади кто-то подошел и толкнул ее прямо в пламя…

Очнулась Амина в больничной палате через несколько дней. Тело невыносимо болело – у нее было 40% ожогов. Впереди было два месяца госпитализации, лечение, потеря ребенка, расспросы следователей и много процедур переливания крови. Как оказалось, ее толкнула в огонь одна из золовок.

Прошло несколько месяцев, телесные и душевные раны затянулись, Амина вновь забеременела. Как и все будущие роженицы, она сдала все анализы, в том числе на ВИЧ. Положительный тест. Тревога. Отчаяние. Страх. Девушка не знала, что делать. С ней поговорили опытные психологи СПИД-центра, объяснили, что это не конец, что нужно принимать лечение и можно вести обычный образ жизни при соблюдении некоторых условий.

«У тебя ВИЧ и ты умрешь через полгода»

А вот с мужем разговор оказался тяжелым.

«Он проверился тоже и тест оказался отрицательным. Винил меня во всех грехах. Сказал, что раз у меня ВИЧ, то я умру через полгода. Что ему не нужны ни я, ни ребенок. Вскоре родился второй сын, но это не укрепило наш брак. Мы расстались. Мои оба малыша ВИЧ-отрицательные», — продолжает Амина. Она считает, что заразилась во время переливания крови в больнице.

«После постановки диагноза можно и нужно продолжать жить, — говорит женщина сейчас. А тогда она столкнулась с одиночеством и безысходностью. Единственным утешением для нее были дети, ради них она и боролась за жизнь. — Я уже пять лет принимаю АРВ-терапию. Это несколько препаратов, каждый из которых влияет на какой-либо этап цикла размножения ВИЧ. Иными словами, в процессе терапии вирус перестаёт размножаться в клетках иммунной системы человека».

Построить дом и встретить любовь

Стать сильной и поверить в себя ей помогла местная организация, работающая с ВИЧ-положительными женщинами. Сейчас Амина – аутрич-работник этой организации и теперь сама помогает женщинам, у которых диагностирован ВИЧ, преодолеть депрессию и страх. У нее подрастают два прекрасных сына. Один учится в третьем, другой – в первом классе.

«И, на удивление моего бывшего мужа, я не умерла, хотя прошло уже девять лет», — говорит она с улыбкой. — Того, что я зарабатываю, на жизнь хватает. Боюсь, что будет, если свернут проект. Сейчас же везде кризис. Можно было бы поехать на заработки в Россию, но там обязательный тест на ВИЧ при трудоустройстве и мне грозит депортация».

«А о чем ты мечтаешь?», — спрашиваю.

«Стою в очереди за землей, хочу получить землю и построить дом для своих детей, — отвечает Амина. Сейчас она живет у своей матери, под одной крышей живет и семья брата. — Все они уже хорошо информированы о ВИЧ, знают о путях передачи, поэтому спокойно обнимаются со мной, не боятся есть из одной большой тарелки, а жена брата иногда оставляет своих детей, чтобы я присмотрела за ними».

Еще Амина мечтает встретить свою любовь и создать семью. Эта сильная, уверенная в себе девушка может быть примером для многих ВИЧ-положительных людей.

«Неопределяемый значит не передающий»: кампания против стигмы в странах ВЕЦА

Информационные материалы кампании

AFEW Интернешнл поддерживает широкомасштабную кампанию «Неопределяемый значит не передающий», призванную бороться со стигмой в отношении людей, живущих с ВИЧ. Во флешмобе  также принимают участие специалисты и активисты из стран ВЕЦА.

Исследования подтверждают эффективность подхода «лечение как профилактика» для предупреждения полового пути распространения ВИЧ. В 2014 году исследование PARTNER, проведенное в 14 европейских странах, показало отсутствие случаев передачи ВИЧ в 44000 случаях секса без использования презерватива в дискордантных парах (всего в исследовании приняли участие 1145 пар). Отчет исследования, опубликованный в 2016 году, показал полное отсутствие случаев передачи ВИЧ уже в более чем 58 000 случаях секса без использования презерватива.  В июле 2017 г. были представлены дополнительные доказательства, полученные в исследовании Opposites Attract, в пользу того, что ВИЧ не передается, если вирусная нагрузка неопределяемая. Это исследование проводилось в Австралии 358 серодискордантных гей-пар в Австралии, Таиланде и Бразилии, и показало ноль случаев передачи вируса при условии неопределяемой вирусной нагрузки. Совсем недавно, в сентябре 2017 года, Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) подтвердил тезис: неопределяемая вирусная нагрузка делает невозможной передачу ВИЧ половым путем. А в ноябре журнал The Lancet HIV написал, что «официальная научная поддержка CDC — это еще один важнейший шаг к тому, чтобы кампания была самым важным посланием 2017 года в области борьбы с ВИЧ».

Мишель Казачкин — cпециальный посланник Генерального секретаря ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии

«Н=Н» является русскоязычной частью глобальной кампании U=U, Undetectable means Untransmittable, которую запустил американский активист Брюс Ричмен в начале 2016 года. Ее ядром стало Совместное заявление экспертов и профессиональных организаций неопределяемая вирусная нагрузка делает невозможной передачу ВИЧ половым путем. Кампанию к ноябрю 2016 года поддержали более 475 организаций из 65 стран мира. Продолжают присоединяться к кампании СПИД-центры, НКО, активистские организации стран ВЕЦА. Подписи поступили из Армении, Беларуси, Грузии, Украины, Молдовы, Казахстана, Кыргызстана, Казахстана, России, Эстонии. В нашем регионе поддержкой кампании занимается ресурс Life4me+.

Сегодня наука предоставляет все больше и больше доказательств того, что неопределяемая вирусная нагрузка делает невозможной передачу ВИЧ половым путем. Вместе с тем, в регионе Восточной Европы и Центральной Азии об этом мало кто знает, кроме специалистов. Первая русскоязычная кампания «Н=Н» («Неопределяемый значит не передающий») ставит своей целью донести эту информацию до как можно большего числа людей. Для этого Совместное заявление и информация о кампании были переведены на русский язык.

С 16 октября по 1 декабря 2017 года участники рассказывают о том, что сегодня есть возможность сдерживать распространение ВИЧ путем широкого доступа к лечению, раннего выявления и высокой приверженности.  Стигма людей с ВИЧ не имеет под собой никаких оснований, кроме беспочвенных страхов и устаревших представлений об эпидемии. Главный посыл акции таков: ВИЧ-инфекция уже давно не «чума XXI века». Это хроническая инфекция, с которой можно качественно жить. С ВИЧ можно создавать семью и рожать детей, бегать марафоны и делать головокружительную карьеру, стареть и выходить на пенсию – точно так же, как без ВИЧ.

Важно помнить, что принцип «Н=Н» не означает возможность отказа от защитных средств. Незащищенный секс по-прежнему может вести к заболеваниям, передающимся половым путем, и к нежелательным беременностям. Кроме того, в силу ограниченного доступа к лечению или других причин у людей могут быть препятствия для достижения неопределяемой вирусной нагрузки.

К кампании, которая ориентирована на страны Восточной Европы и Центральной Азии, может присоединиться любой желающий. Организации могут подписать Совместное заявление, активисты – принять участие в онлайн-акции, сфотографировавшись с логотипом кампании и выложив снимок в социальные сети с хэштегом «НравноН».

Тест на ВИЧ: как в Киеве работает мобильная амбулатория

Татьяна показывает карточку получателя услуг «Клуба «Эней»

Автор: Яна Казмиренко, Украина

Мы провели один день с мобильной амбулаторией в Киеве, Украина, которая тестирует на ВИЧ людей, употребляющих инъекционные наркотики. Социальная работница Татьяна бросила употреблять наркотики и теперь диагностирует по пять случаев ВИЧ в месяц.

Татьяна Мартынюк (54 года) ежедневно объезжает до 10 квартир, а в месяц минимум пять ее клиентов оказываются ВИЧ-позитивными. Она работает в мобильной амбулатории столичного клуба «Эней», где анонимно тестируют на ВИЧ и гепатит С. Проект больше десяти лет поддерживает МБФ «Альянс Общественного Здоровья». Всего в трехмиллионном Киеве ездит пять мобильных бригад организации, и одна смена обязательно ночная – для работы с секс-работницами.

У «Энея» — большая база волонтеров. Это люди в активном употреблении наркотиков. Они предлагают друзьям и знакомым пройти тестирование на ВИЧ, который занимает 15 минут. Если тест оказался положительным, клиента уговаривают поехать в городской СПИД-центр и стать на учет. Соглашаются не все. Половина отмахивается: мол, никуда не поеду, ничего не болит. Мы встречаемся на площади Шевченко – северной окраине Киева. Недалеко живут и наши первые клиенты. Им Татьяна несет тесты на ВИЧ, спиртовые салфетки, презервативы.

Ширку кипятить

Ирина показывает каплю крови во время тестирования

Сергей и Ирина встречают в однокомнатной квартире, где много вещей – хозяева несколько лет собираются переделать кладовку. Но денег и сил не хватает. Первой на прохождение теста садится 43-летняя Ирина. Ей выписывают карточку получателя услуг «Энея».

— Попробовала наркотики два года назад – понравилось, — рассказывает она, пряча потрескавшиеся руки. Ира работает посудомойкой, но сейчас осталась без дохода – ресторан закрыли.

Женщина нервничает и берет у Тани сигарету. Соцработница просит Иру самостоятельно сделать тест, чтобы та в случае чего смогла проверить себя без посторонней помощи. Капля крови, четыре капли раствора и долгие десять минут ожидания, за которые Татьяна успевает расспросить, что Ира знает о ВИЧ.

— И самое главное: ВИЧ может быть в ширке, в которую на секунду опустили инфицированный шприц. Если сомневаешься – кипяти, — инструктирует Татьяна и выгоняет посторонних из кухни. Результат на ВИЧ – строго конфиденциальный.

После теста довольная Ира идет мыть посуду, а к столу подсаживается 33-летний Сергей. Это он подсадил сожительницу на наркотики — сам употребляет 10 лет. Нашему клиенту не интересно слушать про ВИЧ: он спорит, утверждает, что можно заразиться ВИЧ и в кресле стоматолога. Татьяна меняет тему и просит привести знакомых на проверку – изначально изъявили желание еще трое, но в итоге дошел только 28-летний Артем. У него богатая биография, в которой есть 10-летний стаж потребления наркотиков и тюрьма.

«Хочу уколюсь, хочу брошу — я не в системе. Я зарабатываю 18 тысяч гривен на ремонтах и стройках — умею делать все», — хвастается он и тоже затягивается сигаретой.

Помощь принимают от своих

Во время переезда Татьяна рассказывает о себе: 25 лет кололась, а потом перестала – надоело и захотелось перемен. Муж умер, сын спивается, мама – лежачий больной. Сначала она нашла работу дворником, потом устроилась в «Клуб «Эней».

Жена Владимира — Инна — ждет результатов теста

— Я здесь устаю больше, чем когда мела улицу. С каждым надо поговорить, выслушать, организовать. И не осуждать – только от равного они примут помощь, — делится она.

Кажется, что для Тани каждое посещение квартир, где можно достать дозу – вызов и проверка силы воли. Она держится. А чтобы в ее ситуации не терять присутствия духа и с душой делать свое дело, нужен особый талант.

Ветеран иглы

В квартире Владимира в элитном киевском районе – Оболонских Липках – праздник. Его реальный тюремный срок за распространение и перевозку наркотиков заменили условным. Это был бы уже четвертый срок 54-летнего киевлянина.

— Я уже колюсь 35 лет и сам удивляюсь, как выжил. Все с кем, я начинал, уже на том свете. Я сам готовлю — все рецепты знаю – учился по военно-медицинскому справочнику 1938 года, — рассказывает Владимир.

— Вовчик, какой ты молодец, — восхищается Таня. Беззубый Вовчик улыбается и приглашает посмотреть его ванную, в которой он недавно поменял плитку.

Владимир проходит тест и рассказывает, что собирается вставить зубы и заняться своим здоровьем.

Татьяна помогает Владимиру с тестом

— Я бы без наркотиков не выжил — у меня все штаммы гепатита и так я поддерживаю себя в форме, — объясняет он.

Старший брат Владимира — 59-летний Александр пытается завязать с наркотиками после инсульта и от него пахнет алкоголем – пил водку.

— Вот раньше была жизнь – в 90-х сделаешь ширки тазик и угощаешь всю округу, а сейчас не то время и не та ширка. Героина было полно, — ностальгирует он.

Жены Братьев – Инна и Ирина также употребляют наркотики. Инна торопит Татьяну во время теста – она с утра не успела получить дозу и процедура ее тяготит.

Устроить личную жизнь

— Представляешь, утром проснулась и вижу, что у меня зуб выпал ночью и я его съела, — тараторит Марта. Она работает парикмахером и ее волосы переливаются радугой.

Марта употребляет с 12 лет и говорит, что наркотики в конце 80-х в Киеве были элементом престижа как вишневая «девятка». В ее анамнезе есть семилетний перерыв. Но начала по второму кругу, узнав, что ее первая любовь – ВИЧ-позитивный.

— Он умер, а у меня сорвало крышу. И вообще я не могу жить без иглы — зависимость, — объясняет она.

Марта старается проходить тест раз в год и собирается устроить личную жизнь.

— Таня дай побольше презервативов – мне подруги жениха ищут. Хочу, чтобы принимал наркотики, но не был конченым, и чтобы жилплощадь своя была — я еще родить хочу, — продолжает она.

Таня просит в следующий раз привести подругу на тест – женщина с темной повязкой на голове нервничает и ждет подругу. Она недавно стала вдовой — муж умер от передозировки.

Татьяна сразу же после теста договаривается о встрече со следующим клиентом

Социальная база наркомании расширяется

После трех посещений соцработница устала, но в ее маршрутном листе еще есть адреса на другом конце города.

— Наша программа помогает им контролировать свое здоровье и обезопасить. Я бы еще добавила продуктовые талоны – все сидят без еды неделями, — жалеет Таня подопечных.

Программа снижения вреда среди людей, употребляющих наркотики инъекционно в ОО «Клуб «Эней» стартовала в 2001-м. В 2016 году годовой охват составил более 6000 человек. Из них протестировано на ВИЧ около 80% людей. Сейчас средний уровень выявления ВИЧ среди клиентов — 3,5 %, 80% их которых успешно поставили на диспансерный учет. Уровень наркомании в Киеве неуклонно растет. Среди людей, употребляющих наркотики появились отдельные подгруппы, в том числе ветераны конфликта на Донбассе, переселенцы с Востока Украины.

Туберкулез и ВИЧ – бич таджикских тюрем

Осужденные душанбинской колонии на плацу. Архивное фото, автор – Нозим Каландаров

Автор: Наргис Хамрабаева, Таджикистан

В исправительных колониях и следственных изоляторах Таджикистана содержится около 12000 заключенных. Приблизительно 100 из них больны туберкулезом, у 220 диагностирован ВИЧ.

«Распространенность ВИЧ-инфекции в тюрьмах в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) от двух и до 50 раз выше, чем в обществе в целом. В Таджикистане самый высокий уровень ВИЧ-инфекции среди заключенных в регионе – около 7%, что составляет почти пятую часть от количества ВИЧ-инфицированных в стране. Кроме того, риск заражения туберкулезом в местах лишения свободы оценивается в 60-100 раз выше, чем за их пределами. По сравнению с общим населением, смертность от туберкулеза в тюрьмах увеличилась», — так в 2015 году описывала ситуацию с ВИЧ и туберкулезом в исправительных учреждениях Таджикистана международная организация AFEW International.

С тех пор прошло два года, и мы решили узнать, какая ситуация с ВИЧ и туберкулезом в тюрьмах страны сегодня.

100 больных туберкулезом

«За восемь месяцев этого года в учреждениях пенитенциарной системы было выявлено 59 новых случаев заболеваемости туберкулезом. Все больные – на диспансерном учете и лечатся. Всего в республике около 100 заключенных, страдающих этой инфекцией, что составляет менее 1% от общего количества осужденных. По сравнению с предыдущими годами, ситуация значительно улучшилась: выросла выявляемость, создаются современные лаборатории, есть оборудование, медикаменты», — рассказывает начальник медицинского управления Главного управления исполнения уголовных наказаний (ГУИУН) Минюста Таджикистана Саидкул Шарипов.

По его словам, их «палочкой-выручалочкой» можно назвать передвижную флюорографическую машину, которую можно перевозить по всем регионам страны, поэтапно обследуя осужденных.

«Такое обследование проводится раз в полгода. Например, сейчас мы проверили на зараженность палочкой Коха около трех тысяч заключенных по всем городам и регионам, кроме Душанбе. Выявили около 40 подозрений на туберкулез, теперь будем проводить вторичное обследование», — продолжает собеседник.

В целом, под наблюдением состоят более 500 осужденных, в том числе и те, кто уже переболел этим заболеванием и полностью излечился.

О том, что ситуация находится под контролем и заболеваемость туберкулезом пошла на спад, говорит и заместитель директора по инфекционному контролю Республиканского центра защиты населения от туберкулеза Саъдулло Саидалиев.

«В 2005 году среди заключенных было более 300 больных туберкулезом, в этом году – около 100. Новых случаев становится меньше: в 2016 – 77 случаев, за восемь месяцев этого года – 59. В прошлом году от инфицирования палочкой Коха умерло семеро заключенных, в этом году смертельных исходов от этой болезни не было», — рассказывает Саидалиев.

Практически во всех исправительных учреждениях есть специальные изоляторы для больных туберкулезом на 5-10 коек, ведь в условиях тюрьмы один носитель инфекции за год может заразить до нескольких десятков человек.

ВИЧ проникает в тюрьмы со свободы

Если палочку Коха часто «получают» в закрытых учреждениях, то с ВИЧ туда, как правило, поступают.

Осужденные душанбинской колонии. Архивное фото, автор – Нозим Каландаров

«Глубоко этот вопрос не анализировали, однако, можно предположить, что большинство случаев инфицирования ВИЧ среди осужденных происходит в пределах пенитенциарных учреждений. В основном, осужденные, живущие с ВИЧ-инфекцией, — потребители инъекционных наркотиков, которые чаще всего отбывают наказание за хранение наркотиков. Эти люди получают небольшие сроки и могут за короткий период повторно попасть в колонию. Также необходимо учесть «период окна» у выявленных в учреждениях исполнения наказания пациентов. Поэтому очень трудно уточнить период инфицирования у осужденных», — говорит заместитель директора Республиканского Центра СПИД Дилшод Сайбурханов.

О своем статусе осужденный узнает именно в заключении: в исправительных местах тестирование на ВИЧ проводится дважды в год. На сегодня зарегистрировано 220 ВИЧ-положительных заключенных, из них две женщины и один несовершеннолетний, а 150 человек получают антиретровирусную терапию.

«С 2010 года число случаев ВИЧ среди осужденных уменьшилось. Если в 2010 году было выявлено 292 ВИЧ-инфицированных, то за девять месяцев этого года – 31 новый случай, а это в девять раз меньше. Ежегодно улучшается тестирование среди осужденных и от 65 до 70 процентов заключенных обследуется на ВИЧ», — добавил Сайбурханов.

На сегодняшний день в трех исправительных учреждениях республики функционируют так называемые дружественные кабинеты, которые занимаются распространением профилактических материалов – шприцев, презервативов, информационных бюллетеней.

Особый риск: ВИЧ + туберкулез

Особую опасность, по словам специалистов, представляет сочетанное поражение заключенных ВИЧ-инфекцией и туберкулезом, ведь у инфицированных ВИЧ вероятность заболеть и туберкулезом куда выше.

«Поэтому в тюрьмах Таджикистана можно встретить коинфекцию. Таких случаев около 25% от общего числа больных туберкулезом», — говорит Саидкул Шарипов, начальник медицинского управления ГУИУН.

AFEW-Таджикистан, как говорит Шарипов, является одной из немногих международных сетей,­­­­­­­­­­­­­­­­ которая работает в тюрьмах страны с целью уменьшения бремени инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ и туберкулез.

«С 2003 года мы сотрудничаем с AFEW, которая осуществляет в пенитенциарных учреждениях проекты по контролю над распространением туберкулеза и ВИЧ-инфекции, проводит в закрытых учреждениях информационные кампании по предотвращению этих заболеваний», — говорит Шарипов.

Основной проблемой в этом направлении, по словам собеседника, является не дефицит дорогостоящего лечения и питания, поскольку международные организации помогают, а нехватка медицинского персонала в пенитенциарной системе.

В Казахстане провериться на ВИЧ можно будет в неправительственных организациях

Президент ОЮЛ «Центрально-Азиатская Ассоциация людей, живущих с ВИЧ» и ОЮЛ «Казахстанский Союз людей, живущих с ВИЧ» Нурали Аманжолов

Автор: Марина Максимова, Казахстан

С начала 2018 года в Казахстане экспресс-тестирование на ВИЧ-инфекцию можно будет пройти в неправительственных общественных организациях (НПО). О преимуществах, механизмах и подготовительной работе к нововведению рассказывает президент ОЮЛ «Центрально-Азиатская Ассоциация людей, живущих с ВИЧ» и Объединения юридических лиц (ОЮЛ) «Казахстанский Союз людей, живущих с ВИЧ» Нурали Аманжолов.

Нурали, как известно, в Казахстане тест на ВИЧ можно сдать в любом региональном Центре СПИД. В чем необходимость организации экспресс-тестирования на базе НПО?

— Сегодня тестирование на ВИЧ в Казахстане могут проводить только Центры СПИД. Такие учреждения есть в каждом областном центре. Но проблема в том, что люди из ключевых групп (употребляющие наркотики, оказывающие сексуальные услуги, мужчины, имеющие секс с мужчинами), предпочитают туда не приходить. НПО, работая по принципу «равный — равному», обеспечивают лучший доступ в эту среду и вызывают больше доверия. Неправительственные организации — это тот ресурс, с помощью которого значительно увеличится охват тестируемых на ВИЧ, а значит, усилится и контроль над эпидемией. Другой плюс нововведения в том, что оно позволит выявить ВИЧ-инфекцию на ранней стадии, обеспечит своевременное начало лечения, сохранив здоровье и трудоспособность человека, а также предотвратит новые случаи инфицирования.

Что конкретно предпринимают сами НПО для внедрения такой услуги?

— В прошлом году при поддержке Корпоративного Фонда «Фонд Евразия Центральной Азии», предоставляющего спонсорскую помощь из средств Агентства США по Международному Развитию (USAID), ОЮЛ «Казахстанский Союз людей, живущих с ВИЧ» реализовывал проект «Доступ к экспресс-тестированию на ВИЧ на базе НПО Казахстана». Его цель — создание благоприятной правовой среды для оказания услуги по экспресс-тестированию на ВИЧ в НПО для улучшения доступа к ней ключевых групп населения. В работе над проектом мы провели анализ барьеров по внедрению экспресс-тестирования. Сейчас работаем над методическими рекомендациями и проектом приказа, который должен законодательно закрепить эту инициативу. Там четко будут прописаны правила, по которым будет действовать эта система, все требования и методы контроля.

— Нурали, какая подготовительная работа ведется по внедрению услуги в НПО в будущем году?

— Сегодня в двух пилотных областях – Восточно-Казахстанской и Павлодарской -совместно со специалистами Республиканского Центра по профилактике и борьбе со СПИД сотрудники Казахстанского Союза людей, живущих с ВИЧ, обучают НПО проведению экспресс-тестирования. Уже провели тренинги для сотрудников четырех неправительственных организаций: «Ты не один», «Герлита», «Куат», «Answer». Специалисты научили наших ребят делать экспресс-тест на ВИЧ, проводить до и после тестовое консультирование, рассказали о контроле качества проведения процедуры, мерах безопасности, утилизации расходных материалов, соблюдении профессиональной этики. Каждый участник знает, что при положительном результате теста пациента необходимо будет перенаправлять в Центр СПИД для дальнейшей лабораторной диагностики и окончательного установления ВИЧ-статуса.

Есть ли поддержка вашей инициативы со стороны государственных структур?

— В этот процесс активно вовлечены представители Министерства здравоохранения Республики Казахстан, Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД, ведущие международные организации, занимающиеся вопросами ВИЧ в стране. Сегодня есть хороший шанс включить экспресс-тестирование на ВИЧ на базе НПО в национальный алгоритм тестирования, который так же в данный момент пересматривает Министерство здравоохранения. Это позволит НПО более эффективно привлекать финансирование на обеспечение этой услугой своих клиентов, в том числе и за счет государственного финансирования. Таким образом, обеспечив стабильность, как и самой услуги, так и НПО в целом. Уверен, что тема экспресс-тестирования на ВИЧ-инфекцию в НПО заслуживает отдельного обсуждения на 22-ой Международной конференции по СПИДу AIDS 2018 в Амстердаме, и мы готовы поделиться своим опытом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крик за доступ к лечению людей, живущих с ВИЧ в России

Акция прямого действия ко Дню памяти людей, умерших от СПИДа, Москва, май 2015 года

Автор: Анастасия Петрова, Россия

«В России препараты для лечения ВИЧ и гепатита С, туберкулеза предоставляется на бесплатной основе всем нуждающимся пациентам» – эта фраза – первое, что мы увидим на главной странице сайта Перебои.ру, ресурса, где каждый человек, живущий с ВИЧ в России, может рассказать об отказе в лечении.

Профессиональные пациенты

Сайт Перебои.ру – один из проектов всероссийского движения «Пациентский контроль», сообщества людей, живущих с ВИЧ и другими социально значимыми заболеваниями и их сторонников. Это движение единомышленников существует в России семь лет. Не являясь организацией или другим юридическим лицом, инициативная группа выросла в профессиональное сообщество пациентов, вставших на защиту своих прав.

Помимо акций прямого действия, активисты «Пациентского контроля» занимаются мониторингом государственных закупок антиретровирусных (АРВ) препаратов, пишут жалобы и выступают с обращениями к органам государственной власти. Представители сообщества также ведут активную работу в отношении фармкомпаний: завышенные цены на лекарства – один из главных барьеров для доступа к лечению.

Существуя с осени 2010 года, движение ставит перед собой цель силами самих пациентов обеспечить эффективный контроль предоставления полноценной медицинской помощи и повышения качества жизни ВИЧ-положительных людей. По словам активистов, к «Пациентскому контролю» может присоединиться каждый, кто разделяет эти задачи. Основная проблема, которую сообща решают представители сообщества – перебои в обеспечении лекарственными средствами людей, живущих с ВИЧ, гепатитами и туберкулезом в России.

Бои с перебоями

«Более шести лет в России происходят перебои с поставками препаратов для лечения ВИЧ/СПИДа. Жизненно необходимые препараты, принимать которые необходимо строго по часам в определенной комбинации пожизненно — частично или полностью отсутствуют в СПИД центрах», — делятся активисты.

Подобная ситуация во многом связана с неоднократными изменениями в системе закупок лекарственных препаратов для людей, живущих с ВИЧ. Последнее новшество — переход на централизованную систему в 2017 году. Если ранее регионы закупали препараты по собственным графикам, то теперь за процесс отвечает непосредственно Минздрав России. Подобные перемены привели к сбою графика закупок и серьезным перебоям в этом году.

Акция прямого действия у Министерства Здравоохранения Российской Федерации, Москва, июль 2013 года

В настоящий момент, перебои в обеспечении лекарствами существуют в стране почти повсеместно. На сайт Перебои.ру ежедневно пишут люди из разных уголков России: Нижний Новгород, Норильск, Томск, Кострома. Только в 2016 году активисты насчитали обращений более чем из 30 городов. В это число входят и такие, казалось бы, благополучные регионы как Москва, Ленинградская и Московская область.

Когда прошлым летом в подмосковном Центре борьбы со СПИДом начались перебои с лечением даже для детей и беременных женщин, именно обращения активистов «Пациентского контроля» помогли изменить ситуацию. 30 пациентов подписали заявление, после которого Росздравнадзор провел внеплановую проверку в подмосковном СПИД-Центре и в областном Минздраве.

Во избежание подобных ситуаций, активисты держат руку на пульсе в отношении формирования закупок на 2018 год, поднимая вопрос на высоком уровне. 14 августа этого года состоялась встреча пациентов с представителями Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и Министерства здравоохранения Российской Федерации. Активистам сообщили об ожидаемом дополнительном финансировании в размере 4 млрд. рублей в этом году и о планируемом ежегодном увеличении бюджета на закупку препаратов на 1,5 млрд. рублей. Однако, по оценкам представителей движения, этого недостаточно для полного решения проблемы.

Лечить нельзя калечить

Побочные эффекты от приема препаратов низкого качества — проблема, которую также озвучивают пациенты. Из-за сильных проблем со здоровьем, возникающих в ответ на терапию, люди отказываются от существующего лечения. Сыпь, проблемы с почками, липодистрофия – короткий перечень того, с чем приходится сталкиваться. В случае, если смена схемы происходит по медицинским или псевдомедицинским показаниям, добиться замены сложно – ведь формально терапию дают.

Накануне заседания Комиссии по жизненно необходимым и важнейшим лекарственным препаратам (ЖНЛВП), прошедшей 4 сентября 2017 года в Москве, представители движения «Пацентский контроль» обратились к Министру здравоохранения РФ. Просьба заключалась во внесении в список ЖНЛВП на 2018 год современных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции и хронического гепатита С. По итогам заседания Комиссия рекомендовала к включению шесть препаратов, четыре из них – из списка, составленного активистами. В него вошли два препарата для лечения ВИЧ-инфекции: долутегравир и детская форма ралтегравира и два препарата для лечения гепатита С: дасабувир/омбитасвир/паритапревир/ритонавир и даклатасвир.

Активисты также разрабатывают вопрос о способах обратной связи от пациентов в случаях побочных эффектов или неэффективности АРВ-препаратов. Теперь пациенты наравне с врачами смогут заполнить он-лайн форму на сайте Росздравнадзора, что позволит улучшить качество контроля препаратов.

Лечение как профилактика

Признанный во всем мире принцип «лечение, как профилактика» (treatment as prevention) — один из наиболее эффективных и, вместе с тем, один из самых недооцененных способов предотвращения распространения ВИЧ-инфекции в России. На фоне продолжающегося роста количества случаев заражения ВИЧ в стране, работа, которую делают пациенты своими силами, становится особенно актуальной.

На вручении премии Red Ribbon Award 2012, Вашингтон, США, AIDS 2012

Движение «Пациентский контроль» — одно из сообществ в странах Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА), занимающихся вопросами доступа к лечению для людей, живущих с ВИЧ, на высокопрофессиональном уровне. Так, проект СИМОНА+ — одна из инициатив «Пациентского контроля», направленная на системное решение проблем. Проект включает в себя исследование доступа к медицинским и немедицинским сервисам для людей, живущих с ВИЧ, а также ответные меры на нарушение прав пациентов: акции прямого действия, пресс-конференции и круглые столы. Сейчас СИМОНА+ охватывает более чем 13 субъектов Российской Федерации. Главная цель — улучшение качества лечения и диагностики ВИЧ, повышение уровня приверженности среди представителей ключевых групп. Важно понимать, что подобная деятельность служит не только интересам самих пациентов, но и работает на снижение темпов распространения ВИЧ среди общего населения.

Проекты движения «Пациентский контроль» — ответная мера сообщества на эпидемию, которая, с одной стороны, опирается на потребности самих людей, живущих с ВИЧ, а с другой – способствует укреплению межведомственного взаимодействия со специалистами, работающими в поле борьбы со СПИДом. Эти заслуги сообщества уже были однажды оценены: в 2012 году на 19-ой Международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Вашингтоне инициативная группа «Пациентский контроль» была удостоена премии «Красная Лента» (Red Ribbon Award) за выдающуюся работу в ответ на эпидемию СПИДа.  Продвижение подобных инициатив заявлено как одна из ведущих целей и для 22-й Международной Конференции по ВИЧ/СПИДу, которая пройдет в Амстердаме в июле следующего года. Представители движения «Пациентский контроль планируют представить на Конференции AIDS 2018 результаты работы, проделанной в 2016-2018 годах.

Половина ВИЧ-инфицированных Кыргызстана не принимает лечение

Инфекционист городского центра «СПИД» Эркин Бакиев знает важность консультирования пациентов на антиретровирусной терапии

Автор: Ольга Очнева, Кыргызстан

Валентина из Бишкека, Кыргызстан, узнала о своем ВИЧ-позитивном статусе при выписке из российской больницы, где делала несколько операций. До них, анализы на ВИЧ были отрицательны. Доказать вину врачей Валентина не смогла и вернулась на родину со слабой надеждой в ошибочности диагноза. Когда все подтвердилось, женщина получила консультирование и поддержку врачей столичного центра «СПИД» и начала терапию.

«За эти шесть лет я познакомилась с другими пациентами, потом какое-то время работала равным консультантом, — рассказывает Валентина. — Из своего опыта могу сказать, что большинство отказывается от лечения из-за страха раскрытия статуса и нехватки информации. Вот, например, мой муж сейчас в заключении и у него тоже ВИЧ. Он не принимает антиретровирусную терапию (АРТ), хотя такая возможность в тюрьме есть. Заключенные думают, что есть тяжелые побочные эффекты. Я его убеждаю, но он отказывается, даже не попробовав».

После выявления ВИЧ, люди боятся дискриминации и самостигматизации, поскольку в течение многих лет шла информационная атака о том, что ВИЧ — страшная смертельная болезнь, говорит заместитель директора Республиканского центра «СПИД» Айбек Бекболотов. Он надеется, что в ближайшем времени получится достучаться до сознания людей и рассказать, что ВИЧ – это хроническое контролируемое заболевание и когда вы находитесь на лечении и имеете нулевую вирусную нагрузку, вы не можете передать вирус другим.

Сегодня в Кыргызстане АРТ принимают 3 055 человек. Это 56% от всех пациентов, знающих о своем заболевании и 35% от оценочного количества людей живущих с ВИЧ. Согласно целям ЮНЭЙДС, у страны осталось три года до достижения 90% охвата лечением людей с диагнозом ВИЧ.

Не все доктора знают о метке

Ребенок Халиды был инфицирован во время массового случая внутрибольничного заражения на юге Кыргызстана в 2007-2008 годах. Тогда мальчик попал в реанимацию с тяжелой аллергией на укус насекомого.

«После скандала с заражением, врачи в обязательном порядке стали тестировать детей на ВИЧ. Когда сыну поставили диагноз, ему было семь лет. Мы начали принимать терапию, хотя муж и свекровь вначале были настроены против лечения. Сейчас мальчику уже 12 лет и он знает о своем заболевании, — говорит Халида. — Раньше мы ездили в Ошский областной центр «СПИД», теперь же принимаем лечение по месту жительства в районной больнице. Для того чтобы получить дополнительное лечение, мы должны брать направление с центра «СПИД». Я знаю других родителей, которые сами отказываются, чтобы им писали диагноз потому, что иногда встречаются врачи, которые не знают о специальной метке на направлении и могут при всех спросить о том, что она означает».

Децентрализация услуги АРТ на первичный уровень произошла в Кыргызстане почти во всех областях страны. Для пациентов получать услугу стало удобней, но обслуживание в небольших районных больницах иногда ставит под угрозу конфиденциальность услуги, как мы можем видеть на примере с меткой или упоминанием о диагнозе ВИЧ открыто на медицинской карте.

«У нас было несколько жалоб на раскрытие конфиденциальности. Их немного, но один-два таких случая быстро распространяются среди сообщества и могут вызвать недоверие к оказателям услуг, — отмечает Айбек Бекболотов. — На первичном уровне квалификация врачей в этих вопросах чуть ниже, но мы постоянно работаем в этом направлении».

Количество подключаемых к АРТ с каждым годом растет: с 2012 года охват пациентов увеличился на пять раз. Во многом, это произошло благодаря внедряемым в стране рекомендациям ВОЗ, которые расширяют показания для назначения АРТ и стремятся охватить лечением всех выявленных.

30 человек из 100 бросают пить лекарства

Показатели приверженности к лечению в стране с каждым годом улучшаются: появляется более широкий спектр лекарственных средств, который позволяет сократить количество таблеток, частоту приема препаратов и уменьшить побочные эффекты. Сейчас около 60% от всех пациентов, принимающих АРТ, достигают эффективного лечения, то есть подавления вирусной нагрузки до неопределяемого уровня.

«Из ста пациентов, подключаемых в год к терапии, 20-30 человек бросают пить лекарства в течение первых шести месяцев. Это наиболее тяжелый период, когда могут проявляться побочные эффекты, — говорит Айбек Бекболотов. — Но если люди уже удерживаются на терапии в течение года, то процент прерывания становится не более 10%. У таких уязвимых групп как потребители наркотиков и секс-работники, очень много каждодневных забот по поиску средств к существованию. Из-за своего образа жизни, им тяжелее удержаться на лечении».

Оценка эффективности лечения проводится по показателям вирусной нагрузки два раза в год. Врачи также опрашивают пациентов, смотрят на регулярность получения препаратов, остатки лекарств, общее состояние пациентов.

«Это режим. Я знаю, что надо пить лекарства. Но бывает и такое, что я могу пропустить день-два, потому что мне на самом деле иногда плохо после них, — говорит Валентина. — Врачи не интересуются тем, насколько четко я соблюдаю режим. Их работа в основном заключается в том, что они выдают препарат. Обследование на вирусную нагрузку я проходила в апреле, но у меня до сегодняшнего дня нет результатов».

В начале этого года в Кыргызстане были трудности с закупкой тест-систем, рассказывает замдиректора РЦ «СПИД». Поэтому обследование на вирусную нагрузку в первом квартале года практически не проводилось. До 2016 года в стране работала только одна лаборатория, где проводилось определение на вирусную нагрузку. Сейчас таких лабораторий две.

В Кыргызстане постоянно работают над приверженностью пациентов. АРТ закупают за счет средств Глобального Фонда. По линии госбюджета закупают препараты для лечения оппортунистических инфекций. По направлению ВИЧ в стране работает около 50-ти НПО.

Стратегию 90-90-90 обсуждали в Таджикистане

Практические шаги по внедрению услуги добровольного консультирования и тестирования (ДКТ) в деятельность общественных организаций выработали представители гражданского сектора совместно с руководителями центров по профилактике и борьбе со СПИД в Таджикистане во время встречи «Национальные стратегии по расширению доступа к тестированию на ВИЧ. Ответные меры по исполнению стратегии ЮНЭЙДС 90-90-90». Республиканская общественная организация AFEW Таджикистан 6 сентября поделилась своими успехами, рассказывая о работе своего кабинета добровольного консультирования и экспресс тестирования на ВИЧ в г.Курган-Тюбе.

«Благодаря этой встрече у меня сложилось виденье того, как организовать кабинет ДКТ на базе общественной организации, с чего начать, какие документы нужно подготовить и с какими службами нужно предварительно проконсультироваться. Такого рода встреча, включающая практические упражнения, на мой взгляд, объединила нас с партнерами и может повлиять на личный профессиональный рост каждого участника», — делится директор организации «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ» в г. Душанбе Тахмина Хайдарова.

Во время встречи 50 представителей государственных, общественных и международных организаций из Горно-Бадахшанской автономной области, Хатлонской и Согдийской области, а также города Душанбе говорили о взаимодействии государственных и общественных организаций по предоставлению комплексных, скоординированных и интегрированных услуг ключевым группам населения в области ВИЧ, ТБ/ВИЧ. Они также ознакомились с основными положениями новой стратегии UNAIDS 90х90х90, ключевыми мероприятиями Национальной программы противодействия эпидемии ВИЧ/СПИД в Республике Таджикистан на 2017-2020 годы и опытом «СФВЗ-Таджикистан» по интеграции услуг и внедрению ДКТ.

Встречу «Национальные стратегии по расширению доступа к тестированию на ВИЧ. Ответные меры по исполнению стратегии UNAIDS 90-90-90» провели в рамках проекта «Восполняя пробелы: Здоровье и права уязвимых групп населения 2.0», финансируемого Министерством иностранных дел Нидерландов.

Улучшение профилактики и лечения ТБ/ВИЧ в Казахстане

Кристине из Алматы, Казахстан, поставили диагноз ВИЧ, когда она пребывала в заключении. Сначала женщина испугалась, ведь она совсем не знала как жить с этим диагнозом. Сейчас женщина – волонтер организации «Доверие Плюс». Она консультирует девушек о том, как быть приверженными лечению, мотивирует начать лечение и проводит другие различные виды деятельности.

«Мне было нелегко до тех пор, пока я не познакомилась с Аллой и Розой с фонда «Доверие Плюс». Они мне очень помогли, поддержали, многое объяснили… До нашего знакомства я ничего не знала об антиретровирусной (АРВ) терапии и о том, как она действует на ВИЧ-инфекцию. Мне сказали надо пить лекарства, я и пила, только пила в разное время, не зная о том, что, нужно их принимать в одно и тоже время. Теперь я знаю, что нельзя нарушать режим приема препаратов, пить только в одно и тоже время. Я добилась вирусной нагрузки менее 500 копий.  А ведь до знакомства с Аллой и Розой мне частенько надоедало жить. С ними же на много стало легче. Я хочу жить, я живу, я буду жить», — говорит Кристина.

Общественный Фонд «Доверие Плюс» работает в рамках проекта «Улучшение профилактики и лечения ТБ/ВИЧ – создание моделей будущего». Четвертый год проекта начинается в октябре 2017 года. Проект, который был запущен три года назад, направлен на установление эффективного партнерства между государственными и негосударственными учреждениями по лечению туберкулеза и ВИЧ-инфекции в Алматы, Казахстан.

Создали партнерство «Стоп TБ»

«Этот проект уникален с точки зрения участия сообщества, укрепления, расширения возможностей общественных организаций, а также укрепления сильного межотраслевого сотрудничества в Алматы. Все большие достижения основаны на небольших усилиях. Небольшие усилия были направлены на улучшение доступа к услугам для ключевых групп населения на уровне города, и нам это удалось, — делится директор Общественного фонда «СПИД Фонд Восток-Запад в Казахстане» Роман Дудник. — У нас есть сильная сеть НПО, и она связана со всеми существующими поставщиками услуг. У всех нуждающихся есть возможность получить услуги, связанные с ВИЧ и туберкулезом. Мы планируем дальнейшее развитие этого подхода и хотим повысить потенциал и уровень знаний всех заинтересованных сторон, включая НПО, государственные и частные медицинские клиники. Этот проект должен стать лучшей моделью для других городов Казахстана и наших соседних стран».

Проект «Улучшение профилактики и лечения ТБ/ВИЧ – создание моделей будущего» направлен на повышение государственного признания роли и качества негосударственного сектора в предоставлении услуг по борьбе с ТБ/ВИЧ, предоставления услуг по ТБ/ВИЧ в соответствии с согласованными стандартами, поощрения гражданского общества к активному участию в мониторинге качества услуг, обеспечения того, чтобы клиенты имели доступные варианты и доверие к предоставлению услуг, более тесные связи между правительством, проектом и гражданским обществом.

«За три года нашей работы мы достигли понимания комплексной модели лечения ТБ/ВИЧ среди основных заинтересованных сторон и получили твердую политическую приверженность и поддержку со стороны отдела здравоохранения Алматы путем создания платформы для диалога партнеров, — говорит менеджер проекта AFEW Казахстан Кристина Жораева. — Мы также создали партнерство «Стоп TБ» для эффективной координации и сотрудничества между всеми партнерами, работающими в области ТБ и ВИЧ. Частные клиники теперь интегрированы с ТБ и проектными услугами, и, таким образом, количество частных клиник, которые имеют право на предоставление услуг по борьбе с туберкулезом, увеличивается. Кроме того, органы здравоохранения Алматы признали важность проектных вмешательств, направленных на усиление роли местных НПО в обеспечении ухода за ТБ и ВИЧ. С их пониманием, мы создали рабочую группу по ВИЧ и туберкулезу».

Создали первую НПО в городе для пациентов с ТБ

Одним из крупнейших достижений проекта является создание НПО, представляющую интересы сообществ. Это первая неправительственная организация в городе Алматы, нацеленная на деятельность для больных туберкулезом и окружающую их среду. Запуск НПО показал успешную работу группы самопомощи и социального сопровождения для больных туберкулезом. Общественный фонд «Санат Алеми» осуществляет следующие виды деятельности: социальная мобилизация; адвокация; общение людей, пострадавших от туберкулеза, ТБ/ВИЧ, СПИДа и других социально значимых заболеваний; снижение стигмы, дискриминации и развитие приверженности к эффективным методам профилактики, диагностики и лечения.

Основоположниками «Санат Алеми» являются люди, которые успешно вылечились от туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью и туберкулеза с широкой лекарственной устойчивостью. Кроме того, один из основателей – независимый эксперт по туберкулезу, который имеет большой опыт в лечении, поставках лекарственных средств, мониторинге и организации мероприятий о туберкулезе на национальном уровне.

«Социальная поддержка пациентов с туберкулезом играет ключевую роль в повышении приверженности к лечению. Успех в лечении возможен благодаря сочетанию доверия, человеческих отношений и поддержки профессионалами: психологами и социальными работниками», — говорит директор общественного фонда «Санат Алеми» Роза Идрисова.

Проект «Улучшение профилактики и лечения ТБ/ВИЧ – создание моделей будущего» осуществляется при поддержке правительства Нидерландов (DGIS), KNCV и партнеров AFEW Интернешнл, HIVOS и PharmAccess.

Секс-работа в Украине: ВИЧ остановит отмена штрафов и кондоматы на остановках

Наталия Исаева протестует и выступает за скорейшую декриминализацию секс-работы

Автор: Яна Казмиренко, Украина

Активисты общественных организаций в Украине готовят новый закон о секс-работе. По их мнению, ликвидация штрафов может способствовать расширению доступа к медицинской помощи женщинам и мужчинам, участвующим в секс-работе – профессии, уязвимой к ВИЧ.

«Секс-работницы стараются брать с собой как можно меньше презервативов. В случае облавы милиционеры пишут в протоколе: найдены презервативы, а значит, занималась проституцией», — объясняет Наталия Исаева, глава Всеукраинской благотворительной организации «Легалайф-Украина» необходимость окончательной декриминализации секс-работы.

Исаева пришла в секс-работу в 16 лет. Сейчас у нее 15 лет стажа секс-работницы, ВИЧ-статус, семья, двое здоровых детей и проекты помощи бывшим коллегам.

Заложницы и жертвы насилия

Даже административная ответственность за проституцию, которая все еще сохранилась в Украине, делает секс-работниц заложницами правоохранителей. Согласно статье 181-1 Административного кодекса Украины, за предоставление услуг коммерческого секса могут привлечь к административной ответственности с максимальным наказанием — штрафом в размере до 15 необлагаемых минимумов (225 гривен или 7,5 евро).

«Сейчас для Украины куда важнее декриминализация, чем легализация. Это позволит создать условия, при которых секс-работники смогут обратиться в милицию, если произошло насилие», — говорит Наталия.

Активисты «Легалайф», готовясь к XXII Международной конференции по СПИДу, которая пройдет в Амстердаме в 2018 году, исследовали характер насилия, в отношении представительниц секс-работы в Украине. Опросили 175 женщин, причем вопросы задавали активисты, которые в прошлом были вовлечены в эту работу, что повышает «правдивость» ответов.

«Предварительные результаты говорят о том, что, чаще всего, женщины испытывают психологическое насилие со стороны правоохранителей. Многие сталкиваются с необоснованной агрессией клиентов: в них бросают бутылки из машины. Бывали случаи, когда на груди девушки вырезали матерное слово,» — делится Наталья.

Здоровые женщины работают дольше

ГУ «Центр Общественного здоровья Министерства здравоохранения Украины» оценивает, что количество секс работников в стране – около 80 тысяч человек. У около 7,3% секс работниц диагностирован ВИЧ. Даже административная ответственность заставляет организаторов и секс-работников действовать в тени и как можно меньше рассказывать о своем занятии, в том числе и докторам.

«В первый раз секс-работники редко самостоятельно решаются сдать тест на ВИЧ. Декриминализация является предпосылкой для официального медобследования и помощи тем, кто в ней будет нуждаться», — говорит Сергей Харитонов, руководитель проектов по профилактике и доступу к лечению ВИЧ среди секс-работников, ВБО «Конвиктус Украина». Наталья Исаева, напротив, считает, что секс-работницы в основном переживают о своем здоровье и куда меньше способствуют распространению ВИЧ, чем считают исследователи.

«Если женщина занимается сексом профессионально, то она старается использовать презерватив, сдает анализы и заботится о своем здоровье. Чем она здоровее – тем дольше будет работать», — объясняет Наталия.

Узнали о статусе – убрали с точки

Эксперты «Конвиктус Украина» изучили, что происходит с секс-работницами после того как те узнали о своем позитивном статусе. Большинство уходят на недолгий срок – как правило, возвращаются домой. История 34-летней киевлянки Полины подтверждает выводы активистов – после того как в 2014-м она узнала о своем позитивном статусе, впервые за много лет поехала к родителям.

Полина, узнав о своем ВИЧ-статусе, перешла на опиоидную заместительную терапию

Девушка начала употреблять инъекционные наркотики в 16 лет. В секс-работу пошла по совету подруги – после девятого класса переехала в Москву, где обещали большие заработки. Амфетамин, героин, ширка – Полина может написать пособие по наркотикам. В начале 2000-х узнала, что больна гепатитом С. Точную дату постановки диагноза не помнит. После новости о позитивном статусе перешла на опиоидную заместительную терапию.

«Портится тело от уколов, а внешность – мой заработок. Я взяла справку о зависимости и платно прохожу заместительную терапию. Цена вопроса — 1600 гривен в месяц. Накопила немного денег и хочу начать лечиться от гепатита,» — говорит Полина.

После постановки диагноза ВИЧ Полина начала больше беспокоиться о здоровье.

«Я занимаюсь сексом только в презервативе, не езжу в сауны на группы и т.д.», — рассказывает.

По словам девушки о ее диагнозе знает мама, сожитель, сын. Последний проживает с бабушкой и дедушкой в России. Полина надеется, что опиоидная заместительная терапия поможет ей «встретиться с умом», отказаться от наркотиков и найти шестилетнюю дочь, которую она бросила еще в роддоме.

Коллегам Полины также сложно найти альтернативный источник заработка и приходится браться за старое. Многие боятся проходить дальнейшее обследование — из-за осуждения врачей, друзей, если «не дай Бог кто- то узнает».

«У большинства секс-работниц — самостигматизация, которая мешает им принять свой ВИЧ статус. Коллеги, узнав, что в их среде есть ВИЧ+ человек, любыми способами пытаются убрать его с точки», — говорит Харитонов.

Готовят новый закон

Активисты признают, что пока шансов на изменение статуса секс-работниц в Украине нет. Попытка полной декриминализации провалилась еще в 2015 году. Депутат Верховной Рады Украины Андрей Немировский (фракция «Самопомич») подал, а после шума в СМИ отозвал законопроект, который регулировал сферу секс-работы. Проект провалился, в том числе из-за влияния православной церкви, многочисленные прихожане которой могли лишить партии поддержки электората.

Новый законопроект разработан, но вносить его в высший законодательный орган будут только после того как найдут союзников, говорит Наталья Исаева. Сейчас активисты работают с депутатами-женщинами, а также разработали изменения в другие законодательные акты.

Руководитель проектов ВБО «Конвиктус Украина» Юлия Царевская считает, что кроме нового закона противодействовать распространению ВИЧ среди секс-работников можно с помощью комплексных программ. Например, заменить выдачу презервативов и лубрикантов кондоматами во всех городах (на остановках, линиях метро).